Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ / Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

Автономия воли в практике международного коммерческого арбитража

Диссертация

Автор: Джудитта, Кордеро Мосо

Заглавие: Автономия воли в практике международного коммерческого арбитража

Справка об оригинале: Джудитта, Кордеро Мосо. Автономия воли в практике международного коммерческого арбитража : диссертация ... кандидата юридических наук : 12.00.03 Б. м., Б. г. 148 c. : 61 95-12/169-2

Физическое описание: 148 стр.

Выходные данные: Б. м., Б. г.






Содержание:

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМОСВЯЗИ АВТОНОМИИ
ВОЛИ И МЕЖДУНАРОДНОГО КОММЕРЧЕСКОГО АРБИТРАЖА
§ 1 Основные теоретические взгляды на сущность автономии воли
§ 2 Основные теоретические взгляды на связь международного коммерческого арбитража с национальным правом
ГЛАВА 2 ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ АВТОНОМИИ ВОЛИ
§ 1 Соблюдение норм, образующих публичный порядок
§ 2 Запрет обхода закона
ГЛАВА 3 ВОЗМОЖНЫЙ ВЫБОР ПРАВА
§ 1 Выбор права третьей страны
§ 2 Вопрос о допустимости выбора ненационального права
§ 3 Кумулятивный выбор права
ГЛАВА 4 ПРИМЕНЕНИЕ ПРАВА/ ВЫБРАННОГО СТОРОНАМИ
§ 1 Исключительное и полное применение выбранного права
§ 2 "Оговорка о подчинении" и вопрос о применении публично-правовых норм выбранного закона
§ 3 Подключение к выбранному праву императивных норм права третьей страны

Введение:
Россия совершает переход от командно-административной экономики к экономике, основывающейся на рынке. Рыночная экономика по определению имеет открытый характер, она входит органичной частью в мировую экономику. В настоящее время российская экономика начинает функционировать в новых внешних условиях. Это предъявляет новые требования к российскому законодательству и к практике его применения.
За короткий срок законодательство Российской Федерации, определяющее внешние экономические отношения, претерпело значительную эволюцию. Был принят целый ряд крупных законодательных актов, которые оказывают существенное влияние на ход процесса интеграции российской экономики в систему мировых хозяйственных связей. Значительную роль в этом играет "Общая часть" нового Гражданского кодекса РФ, введенная в действие 1 января 1995 г.
Среди новых законов, специально посвященных проблемам, возникающим во внешнем экономическом обороте России, следует назвать положения Раздела VII "Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик", введенных в Российской Федерации 14 июля 1992 г. Раздел этот носит название "Правоспособность иностранных граждан и юридических лиц. Применение гражданских законов иностранных государств и международных договоров". Этот закон поставил автономию воли (т.е. нормы, предоставляющие сторонам в договоре возможность определить, какое право регулирует их отношения) на центральное место в вопросах регулирования коммерческих договоров, возникающх во внешнем экономическом обороте. Он устанавливает: "Права и обязанности сторон по внешнеэкономическим сделкам определяются по праву страны, избранному сторонами при совершении сделки или в силу последующего соглашения" (п.1 Ст. 166). Коллизионные нормы, предусмотренные этим законом, применяются к внешнеэкономическим сделкам "при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве" (п.2 Ст.166, а также п.2 Ст. 165). Конечно, институт автономии воли был известен и Гражданскому кодексу РФ 1964 г., но там он находился как-бы на заднем плане (Ст. 566). Превращение автономии воли в центральный институт в сфере внешнеэкономических договоров поставило Россию на один уровень с самыми последними кодификациями и новейшими многосторонними конвенциями в области коммерческого права.
Другим важнейшим новым российским законом в сфере внешнекономического оборота является Закон "О международном коммерческом арбитраже" от 7 июля 1993 г. При принятии этого закона был широко использован международный опыт разрешения коммерческих споров посредством арбитражного разбирательства, а также практика московских Внешнеторговой арбитражной комиссии (позже Арбитражного суда, а ныне - Международного коммерческого арбитражного суда) и Морской арбитражной комиссии. Характерно, что и в этом законе автономия воли занимает одно из центральных мест: "Третейский суд разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора" (п.1 Ст.28). Коллизионные же нормы применяются арбитражем "при отсутствии какого-либо указания сторон" (п.2 Ст.28).
С точки зрения структуры международного частного права автономия воли и международный коммерческий арбитраж принадлежат к двум сферам, достаточно далеко отстоящим друг от друга. Автономия воли есть часть проблемы об определении применимого права, а международный коммерческий арбитраж входит в вопросы международного гражданского процесса. Тем не менее, новейшее российское законодательство (как и законодательство некоторых .других государств) их тесно связывает друг с другом. Это объясняется практическими соображениями. С автономией воли сталкивается прежде всего международный коммерческий арбитраж (хотя, конечно, суды также применяют этот институт). Достаточно отметить, что в СССР автономия воли впервые была признана именно практикой Внешнеторговой арбитражной комиссии и лишь значительно позже была урегулирована законом.
Однако между автономией воли и международным коммерческим арбитражем существует и более глубокая связь. Санкционируя автономию волю, закон дает сторонам в договоре возможность по своему усмотрению определить, какому праву они желают подчинить свои отношения. Предоставляя сторонам право заключить арбитражи. соглашение, закон дает им возможность по своему усмотрению избрать способ разрешения их спора. В обоих случаях закон санкционирует свободу выбора участников гражданских правоотношений. Иначе говоря, свобода участников договора является общей базой как автономии воли, так и международного коммерческого арбитража.
Предметом данной работы являются вопросы автономии воли, как они ставятся и решаются в практике международного коммерческого арбитража. Автономия воли является институтом, разрешающим / сторонам выбирать как материальное право, применимое к их / отношениям, так и процессуальное право, применимое к самому разбирательству. Настоящая работа посвящена главным образом рассмотрению автономии воли как института для выбора материального права, хотя определенное внимание также уделяется применимым процессуальным нормам, особенно в контексте обсуждения новых теорий в области международного коммерческого арбитража. Картина в этой области является сложной и нередко противоречивой. Международный коммерческий арбитраж не является единой | централизованной системой. В его рамках функционируют многочисленные самостоятельные постоянно действующие третейские суды, а также так называемые изолированные арбитражи, создаваемые для разрешения конкретного дела (арбитражи ad hoc) . Каждый из них,/ в принципе, решает вопросы автономии воли самостоятельно. Более того, большинство арбитражных решений не опубликовано в связи с желанием заинтересованных сторон сохранить конфиденциальность i своего спора. Поэтому особое внимание уделено арбитражной практике Международной торговой палаты, что позволяет осуществить весьма систематичный подход к решениям ее арбитражей. Это, разумеется, не исключает существования в ней различных и нередко противоположных тенденций.
В советской и российской литературе существуют многочисленнья-труды, в которых анализируется практика постоянных арбитражей, действовавших в СССР, а также в странах Восточной Европы, главным образом в связи с Московской конвенцией 1972 г. о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества. Гораздо меньше внимания уделялось в литературе предшествующего периода практике международного коммерческого арбитража в более широком международном плане. Одна из целей данной работы - сделать шаг в направлении восполнения этого пробела. Сегодня российские участники международного экономического оборота все чаще оказываются вовлеченными в споры, которые разрешаются международным коммерческим арбитражем, заседающим вне пределов Российской Федерации и стран Восточной Европы. Если ранее изучение таких арбитражей носило преимущественно познавательный характер, то теперь оно приобретает и чисто практическое значение.
Международный коммерческий арбитраж функционирует в определенной правовой среде. На него оказывает влияние развити ) I национального законодательства, в особенности, стран с развитой ! рыночной экономикой, имеющих вековые традиции гражданско-правового'1 регулирования. Испытывает он воздействие также и со стороны международного (публичного) права, а именно появляющихся новых многосторонних конвенций. Во многих решениях международного коммерческого арбитража находят отражение и новые теоретические взгляды на автономию воли. В значительной степени это связано с тем, что в роли арбитров часто выступают ученые, являющиеся авторами или приверженцами тех или иных теоретических взглядов.
Положения, излагаемые на страницах настоящей работы, получили практическую апробацию на международной конференции "Российское законодательство: новейшее развитие и перспективы", состоявшейся в Осло (Норвегия) 1 декабря 1992 г., в которой приняли участие ученые и практики из России, Норвегии и Швеции.
В диссертации сформулированы следующие основные положения.
1. Выявлена теоретическая связь, существующая между автономией воли и международным коммерческим арбитражем, которые принадлежат к двум различным сферам правового регулирования -нормам о выборе применимого права и международному гражданскому' процессу. Установлено, что в основе их взаимосвязи лежат своеобразные отношения каждого из этих институтов с / национальной правовой системой.
2. Установлено влияние, оказываемое на практику международного коммерческого арбитража в вопросах автономии воли новейшей ? теорией 11 делокализации арбитража". Выявлены теоретические истоки этой теории и практические обстоятельства, способствующие ее распространению. Обнаружено существование обстоятельств, которые препятствуют превращению этой теории в единственную теорию международного коммерческого арбитража.
3. Выявлено, что практике международного коммерческого арбитража в вопросах автономии воли присуща тенденция к обобщенному подходу к оговорке о публичном порядке, при котором арбитраж применяет не правила о публичном порядке какой-либо одной страны, а учитывает соответствующие нормы, существующие во всех странах, правовые системы которых имеют отношение к разрешаемому делу. Установлено, что в рамках этой тенденции начинает формироваться представление о существовании общего "международного публичного порядка". Показано, что это понятие используется международным/ коммерческим арбитражем для борьбы против коррупции, осуществляемой иностранными компаниями в отношении местных чиновников.
4. Обнаружено, что в практике международного коммерческого арбитража существует линия на санкционирование выбора сторонами права, преследующего цель обойти императивные нормы закона, который в ином случае регулировал бы их отношение. Проанализированы теоретические аргументы, выдвинутые в юридической литературе против этой линии.
5. Установлено, что расширение числа случаев, когда государство заключает коммерческий контракт с частной компанией, является одним из факторов, способствующих распространению в практике международного коммерческого арбитража решений, вынесенных на основании выбранных сторонами норм, не принадлежащих к праву какого-либо государства. Показано, что в таких контрактах государства не желают выбирать право, исходящее от иностранного суверена, а частные компании стремятся избежать права, которое зависит от их контрагента. Установлено, что по этой же причине в практике международного коммерческого арбитража возрастает число решений, вынесенных на основе выбора сторонами сразу нескольких правовых систем.
6. Установлено, что в практике международного коммерческого арбитража существует линия на санкционирование случаев, когда стороны в договоре в порядке осуществления автономии воли подчиняют себя императивным нормам третьей правовой системы, не имеющих отношения к их контракту. Приведены теоретические аргументы против такой практики.
7. Выявлено, что практике международного коммерческого арбитража присуща тенденция подключать к праву, выбранному сторонами, императивные нормы страны, право которой не имеет отношения к контракту. Высказано мнение, что в таком подключении нет необходимости, поскольку выбранное сторонами право дает в соответствующих случаях возможность учитывать такие императивные нормы как юридические факты.