Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ / Отечественная история

Флот Белого движения в годы Гражданской войны : 1918-1922 гг.

Диссертация

Автор: Абакумов, Иван Федорович

Заглавие: Флот Белого движения в годы Гражданской войны : 1918-1922 гг.

Справка об оригинале: Абакумов, Иван Федорович. Флот Белого движения в годы Гражданской войны : 1918-1922 гг. : диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.02 Б.м., б.г. 217 c. : 61 06-7/280

Физическое описание: 217 стр.

Выходные данные: Б.м., б.г.






Содержание:

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I Предпосылки и создание Сельскосовета (конец 1918г)
11 Положение кооперации к лету 1918г
111 Кооперативное строительство в досоветской деревне накануне и в период революционных потрясений 1917г
112 Правовое положение кооперации и политические позиции ее руководящих органов в условиях войны и революции
113 Хозяйственная и культурно-просветительская деятельность кооперации
12 Роль Московского народного банка в развитии и объединении различных видов сельскохозяйственной кооперации 90 121 Становление единой системы сельскохозяйственной кооперации Возникновение Сельскосоюза
13 Образование Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации Его структура, состав и первые шаги
ГЛАВА II Деятельность Сельскосовета в 1919 году
21 Организационно-хозяйственная и культурнопросветительская работа Сельскосовета
211 Изменения структуры и состава Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации в 1919г
212 Сельскосовет - идейный центр русской сельскохозяйственной кооперации
213 Место Совета Объединенной с/х кооперации в системе центральных кооперативных органов
214 Совет Объединенной сельскохозяйственной кооперации и местные кооперативные союзы
215 Культурно-просветительская работа Совета
Объединенной с/х кооперации
22 Политическая деятельность Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации
221 Сельскосовет и большевистская власть
222 Участие Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации в выполнении государственных заданий в области сельского хозяйства
ГЛАВА III Объединенная сельскохозяйственная кооперация страны на пути от разрушения к возрождению начало 1920 - конец 1922 гг)
31 Положение Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации зимой 1920 года
32 Завершение процесса огосударствления кооперации Упразднение Сельскосовета
33 Участие бывших членов Сельскосовета в работе сельскохозяйственной секции при Центросоюзе май 1920 - октябрь 1921 гг)
34 Система сельскохозяйственной кооперации и ее руководящие центры в начальный период НЭПа весна 1921 - зима 1922 гг)

Введение:
Настоящее исследование представляет собой анализ деятельности одного из крупнейших кооперативных органов - Сельскосовета, проводившего свою работу в сложные для страны годы гражданской войны. В центре внимания находятся предпринятые им шаги в социально-экономической, политической и культурно-просветительской областях; научно-прикладные разработки экономических программ вывода страны из кризиса, предлагавшиеся членами идейного с/х центра.
Актуальность работы обусловлена рядом факторов. История деятельности отдельных кооперативных центров относится к числу самых злободневных проблем в историографии ХХ-го века. В последнее десятилетие научное значение данной тематики стало быстро возрастать в связи с исследованием альтернативных возможностей социально-экономического развития страны, связанных, в том числе и с кооперативными организациями, которые в условиях рыночной экономики представляются по существу единственным средством самозащиты потребителей и саморазвития мелких и средних производителей.
Эффективность кооперации как средства самозащиты и развития индивидуального трудового хозяйства подтверждается современным опытом стран с рыночной экономикой.1 К сожалению, в нашей стране на современном этапе развития экономики такой мощный хозяйственный механизм остается неразвитым. Между тем, кооперативное движение в целом и кооперативные органы (в данном случае Сельскосовет) в частности оставили нам в наследство огромный экономический и культурный опыт, который можно разумно использовать и в новых социально-экономических условиях.
Среди кооперативных центров, функционировавших в годы гражданской войны, особое место занимал Совет Объединенной сельскохозяйственной кооперации (Сельскосовет), являвшийся идейным и координирующим органом сельскохозяйственной кооперации в стране. Всестороннее исследование его деятельности может помочь в разработке целого ряда крупных проблем, которые стоят перед историками, изучающими период гражданской войны.
Исследование истории создания и активной деятельности Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации в сравнительно-историческом аспекте позволяет не только показать его место и роль в решении народнохозяйственных задач, но и увидеть тот урон, который был нанесен Сельскосовету и всей системе с/х кооперации в годы военного коммунизма. Интерес к диссертационному исследованию обусловлен и тем, что анализ деятельности идейного с/х кооперативного центра позволяет с новых позиций взглянуть на функционирование возглавляемой им системы с/х кооперации в тяжелые для страны годы гражданской войны.
Рассмотрение данной тематики приобретает особую актуальность еще и потому, что до настоящего времени деятельность идейного координирующего центра с/х кооперации (Сельскосовета) в 1918 - 1920 гг. не получила надлежащего освещения в научной литературе. Настоящее диссертационное исследование является первой попыткой всестороннего объективного освещения проблем функционирования Сельскосовета в указанный временной период.
Восстановление картины состояния российского кооперативного движения в годы гражданской войны будет неполным и однобоким без исследования деятельности Сельскосовета. Научная разработка темы будет способствовать ликвидации упомянутого пробела и послужит основой для получения более полного представления о работе российской кооперации в указанный период.
Таким образом, объектом исследования является Совет Объединенной сельскохозяйственной кооперации в годы гражданской войны (1918 -1922 гг.), а предметом - деятельность членов идейного и координирующего центра с/х кооперации в стране, роль Сельскосовета в хозяйственной, культурной и политической жизни России.
Хронологические рамки исследования определены периодом с начала 1918 г. по конец 1922 гг. Их выбор обусловлен, с одной стороны, принятой в исторической литературе периодизацией гражданской войны, а с другой тем обстоятельством, что практически в этот же временной период проводил свою работу Сельскосовет (он был упразднен в 1920 году). В ряде случаев автор выходил за указанные хронологические рамки. Это объясняется тем, что без известных ретроспективных отступлений нельзя правильно оценить дальнейшую судьбу кооперации после прихода к власти представителей большевистской партии. Для создания более полного и цельного представления о восстановлении системы с/х кооперации в начальный период НЭПа рассмотрение этих процессов осуществлено автором и за рамками конечной хронологической даты.
Выбор отправной точки исследования — начало 1918г. - обусловлен, во-первых, необходимостью выяснения социально-экономических предпосылок появления единой системы с/х кооперации и ее руководящего органа Сельскосовета, во-вторых, образованием в декабре 1918г. Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации. Выбор конечной даты объясняется тем, что, пройдя большевистское «чистилище» в годы военного коммунизма, сельскохозяйственная кооперация к концу 1922г. сумела в значительной степени восстановить свои дореволюционные показатели.
При исследовании деятельности Сельскосовета в указанных хронологических рамках можно условно выделить три этапа. Начальный этап охватывает конец 1918г. и характеризуется процессом создания системы сельскохозяйственной кооперации в стране, а также образованием ее идейного и координирующего центра. Второй период (1919 г.) представляет собой время разворачивания Сельскосоветом активной работы в различных направлениях, время «наивысшего расцвета» деятельности идейного с/х центра. Заключительный этап (вторая половина 1920 - конец 1922гг.) включил в себя, с одной стороны, упразднение Сельскосовета и завершение процесса огосударствления кооперации, а с другой - начало перехода к НЭПу и возрождение системы с/х кооперации.
Историография проблемы. Первые попытки проследить историю кооперативного движения в России были предприняты самими кооператорами еще до первой мировой войны. В трудах С.Н. Прокоповича, А.В. Меркулова, А.Н. Анцыферова, А.Е. Кулыжного, В.Ф. Тотомианца, Н.В. Чайковского2 очерк развития отечественной кооперации давался в контексте ее текущих задач, потребностей теории того времени, сопоставления с зарубежным опытом. Анализируя эти работы, можно отметить, что это были скорее не исторические исследования, сколько пособия прикладного характера, главная цель которых состояла в пропаганде кооперативных идей, раскрытии огромного потенциала кооперативного движения, его возможностей и перспектив в различных сферах жизнедеятельности.
Одним из крупных идеологов кооперативного движения был С.Н. Прокопович, который первым дал само определение кооперации. В своем основном труде «Кооперативное движение в России» ученый утверждал, что каждой экономической формации соответствовали особые кооперативные формы. В связи с этим строилась классификация кооперативных форм на политико-экономических признаках, и в основе каждой хозяйственной формы предполагался соответствующий способ производства. Большое внимание автор уделял кредитной кооперации, которая утверждалась в российской деревне быстрее других видов, так как этому способствовала политика царского правительства. Развитие с/х кооперации С.Н. Прокопович связывал с вовлечением крестьянского хозяйства в рыночные отношения и полагал, что, чем интенсивнее хозяйство, тем «выше кооперированность вследствие огромного влияния рынка и товарооборота».
Всплеск интереса к непосредственной истории отечественной кооперации пришелся на годы войны, когда отмечался полувековой юбилей ее существования. В серии работ, опубликованных в это время, затрагивались вопросы становления кооперативного движения в России и влияния на него правительственных, земских, общественных и научных учреждений.4 Увидели свет первые обобщающие труды по истории кооперации в целом и отдельных ее видов.5 Особое внимание в этих работах уделялось массовому росту кооперативов и демократизации всего движения.
Кооперация, имевшая многочисленных идеологов и политических руководителей, пожалуй, ни в одной стране мира не выдвинула экономиста-теоретика, способного сочетать постановку теоретических проблем с анализом кооперативного движения и определением его перспектив. Это удалось осуществить известному профессору экономики М.И. Туган-Барановскому. Подлинным научным событием в период военного времени стало издание его фундаментального исследования «Социальные основы кооперации» (М., 1916), в котором были определены пути развития кооперации в связи с перспективами перехода к социализму. В нем ученый выдвигал собственную концепцию кооперации и говорил о ее прогрессивной роли в жизни общества. М.И.
Туган-Барановский являлся приверженцем социалистического направления в кооперативной теории, признававшего кооперацию в качестве одного из средств борьбы против капитализма. Рассматривая теоретические аспекты кооперативного движения, раскрывая основные принципы и сущность кооперации, выявляя ее социальную природу, автор составил классификацию кооперативов, положив в основу социальный и хозяйственный принципы.6 Он уделил большое внимание характеристике и перспективам развития ее типов, особо останавливаясь на отличиях отечественного кооперативного движения от евпропейского. На наш взгляд, слабым местом концепции М.И. Туган—Барановского является отрицательная оценка роли государства в развитии русской кооперации. По мнению ученого, русские кредитные товарищества в результате государственной политики «всесторонней опеки» были «полусвободной» формальной кооперацией, являлись органами п
Государственного банка. Исследованные: нами материалы не подтверждают этого вывода.
Уникальное место не только в развитии кооперативной теории, но и в эволюции общественно-политической мысли начала XX в. занимает А.В. Чаянов. Как сторонник общественной инициативы А.В. Чаянов придавал существенное значение самостоятельности народных масс. К началу первой мировой войны он стал одним из лидеров русского кооперативного движения. Совместно с C.JI. Масловым, В.И. Анисимовым, А.А. Рыбниковым и др. А.В. Чаянов создал Центральное Товарищество Льноводов - центр русской льняной кооперации, быстро завоевавший внутренний и мировой рынок. К этому периоду относятся важные работы А.В. Чаянова об организационной структуре кооперативного движения. Чаяновская концепция крестьянского хозяйства и кооперации являлась составной частью нового течения в русской экономической мысли, названного «организационно-производственным направлением».
Основные мысли А.В. Чаянова о проблемах крестьянского хозяйства и кооперации изложены в его трудах «Организация крестьянского хозяйства», «К вопросу теории некапиталистических систем хозяйства», «Что такое аграрный вопрос?», «Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации». Проанализировав типы кооперативов, их хозяйственную и социальную природу, исследователь пришел к выводу, что нужно кооперировать только те отрасли крестьянского хозяйства, где крупная форма производства имеет значительное преимущество перед мелкой, в частности, закупку, сбыт и переработку продуктов. Кооператив для А.В. Чаянова представлялся единством двух начал: в кооперации ученый видел и хозяйственное предприятие, и общественное движение одновременно, поэтому он доказывал, что кооперация может изменить организацию и внутреннюю структуру крестьянского хозяйства и деревенского общества. А.В. Чаянов также отмечал следующую характерную черту кооперативного предприятия: «оно никогда не может явиться самодовлеющим предприятием, имеющим собственные интересы, лежащие вне сферы интересов создававших его членов, которые являются его хозяевами и строят его управление так, чтобы оно было непосредственно ответственно перед ними и только перед ними».8
Несмотря на огромные трудности, переживаемые кооператорами в период роковых потрясений (1917-1920 гг.), они не прекращали своих научных поисков. Литература самой разнообразной тематики выпускалась в это время немалыми тиражами. Наряду с работами общего характера9 выходили специальные исследования по отдельным видам кооперации и ее центрам.10 Их авторы - творцы и вдохновители кооперации, основываясь отчасти на опубликованных материалах, и отчасти на личных воспоминаниях, воссоздали существенные вехи в истории кооперативного движения, раскрывали его значение для экономики страны.
В этот же период в работах кооперативных лидеров появляются первые упоминания о Совете Объединенной с/х кооперации. В оценке его деятельности преобладали объективные положительные характеристики. Наиболее крупными фигурами среди исследователей, затрагивавших эту тему, были С.Л. Маслов, А.Е. Кулыжный, А.В. Чаянов.11
С.Л. Маслов в своей работе «Сельскохозяйственная кооперация: ее формы, значение и задачи» (М., 1919) в частности отмечал, что Сельскосовет состоит при Сельскосоюзе, но является совершенно самостоятельной организацией с особым составом, программой деятельности и сметой. Совет Объединенной сельскохозяйственной кооперации, по словам автора, является подлинным идейным центром. Значение координирующего центра с/х кооперации, созданного в конце 1918г., представлялось Семену Леонтьевичу огромным. По его словам, с возникновением Сельскосовета наступал поворотный момент в сознании разрозненных до той поры сельскохозяйственных кооперативов и их центральных организаций.
Как существенное завоевание не только сельскохозяйственной, но и всей русской кооперации расценивал создание Сельскосовета А.В. Чаянов. В своем труде «Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации» (М., 1919) он в частности отмечал, что видит основное предназначение Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации, с одной стороны, в сплочении системы с/х кооперации, а с другой, в защите интересов этой системы перед новой властью.
Также положительно оценивал образование нового центра кооперации один из крупнейших деятелей сельскохозяйственной кооперации, основной разработчик системы этой ветви кооперативного движения А.Е. Кулыжный, ставший первым председателем Сельскосовета.
Кооператоры, вошедшие в состав нового кооперативного органа, оценивали его образование следующим образом. В день его создания они обратились к местным союзам с листовкой, озаглавленной «Сельскосовет.
К товарищам!». В ней необходимость создания нового кооперативного центра объяснялась назревшими объективными потребностями с/х кооперативной системы и содержался призыв к местным союзам совместными дружными усилиями поставить на ноги новое большое дело», от успеха которого, по признанию кооперативных лидеров,
12 зависело в тот момент успешное развитие всей с/х кооперации в стране.
Кооперативная пресса тех лет также не обходила стороной столь значимое для кооперативного движения в целом событие, как образование Совета объединенной сельскохозяйственной кооперации. Так, например, журнал «Кооперативная жизнь» начал освещение вопросов образования Сельскосовета с момента создания специальной комиссии во второй половине 1918г., готовившей возникновение
13 идейного координирующего центра с/х кооперации. Журнал «Вестник сельскохозяйственной кооперации» призывал вновь созданный идейный с/х кооперативный центр «возвысить свой голос за установление в стране твердого правопорядка и политической свободы».14 В целом, все кооперативные периодические издания положительно оценили создание центра с/х кооперации в лице Сельскосовета и в своих публикациях уделяли достаточно много внимания вопросам, поднимаемым на заседаниях данного кооперативного органа, его взаимоотношениям с властью, инициативам, предлагаемым им для улучшения внутрикооперативной работы.15
Во второй половине 1919г. - 1920г. в связи с антикооперативной политикой Советской власти и ликвидацией всероссийских кооперативных центров прекращается издание литературы, посвященной кооперативной проблематике. Возобновление публикаций на кооперативные темы было связано с переходом к НЭПу. Из потрясений гражданской войны кооператоры вышли с большими потерями: в эти годы страну покинули А.Н. Анцыферов, A.M. Беркенгейм, А.С. Орлов, В.Н. Зельгейм, Н.П. Макаров, А.Н. Челинцев, В.Ф. Тотомианц; были осуждены Н.Д. Кондратьев, Д.С. Коробов; умерли М.И. Туган-Барановский, А.Е. Кулыжный.
Кооперативные деятели, оставшиеся в России, были вынуждены смириться с Советским строем и в большинстве своем войти в различные правительственные учреждения в качестве «буржуазных специалистов». Период 20-х гг. характеризовался наличием большого количества кооперативной литературы, которую по своей общественно-политической сущности можно разделить на два направления. Первое направление развивалось усилиями кооператоров старой школы. Именно им удалось сохранить традицию тщательного выявления и осмысления фактического материала. Ими был создан целый ряд работ, посвященных с/х кооперации. Из них следует выделить труды C.JI. Маслова, А.Н. Минина, А.В. Чаянова.16 Однако необходимо отметить, что из своих работ данные авторы, скорее всего по причине нежелания портить отношения с властями, исключили упоминания о Сельскосовете, несмотря на то, что все они принимали в его работе самое активное участие. Можно предположить, что и представители правящей партии не могли допустить надлежащего освещения в литературе деятельности кооперативного органа, который в годы гражданской войны был настроен оппозиционно по отношению к власти большевиков. Неслучайно, что Сельскосовет был возрожден по сути дела одним из последних в цепи кооперативных центров и произошло это событие только в 1925г. Единственное упоминание о Сельскосовете в этот период встречается в работе M.JI.
Хейсина «История кооперации в России» (М., 1926), в которой он сообщает, что данный кооперативный орган являлся «идейным центром с/х кооперации», с появлением которого крестьянская кооперация начала осозновать свои собственные интересы.
Возрождение интереса к кооперации в указанный период было во многом связано с выбором путей и форм восстановления и развития народного хозяйства страны. Хозяйственный и организационный опыт кооперативных организаций привлек внимание крупнейших большевистских теоретиков и практиков социалистического строительства. В этих условиях переиздаются и выходят новые работы уже известных дореволюционных исследователей кооперативного
11 движения. Издается библиографическое издание, охватывающее всю
I Я вышедшую с 1856 по 1924 гг. отечественную литературу по кооперации.
Второе направление в литературе 20-х гг. было представлено изданиями, принадлежавшими перу работников партийно-государственного аппарата, пришедших в кооперативные организации в период НЭПа. Данной группе авторов было свойственно стремление осмысливать историю кооперации в России с позиций марксистской доктрины, их усилия были целиком направлены на решение этой задачи. Для работ М.А. Короткова, Н.А. Мещерякова, И.И. Скворцов-Степанова, Н.Я. Макеровой и других была характерна резко отрицательная оценка как всей дореволюционной кооперации, так и созданных ею центральных органов, являвшихся, по их мнению, целиком буржуазными и стоявшими на защите кулацко-зажиточных слоев деревни.19 Именно с этого момента начался период навешивания на дореволюционную кооперацию всевозможных «ярлыков» и выдвижения различных обвинений в ее адрес, к большому сожалению, эта тенденция стала преобладающей в советской историографии на долгие десятилетия.
На 20-е годы пришелся пик издания литературы, посвященной кооперативным сюжетам. Большинство публикаций носило характер оперативных обзоров состояния кооперации за короткие временные отрезки, однако, некоторые из них содержали элементы серьезного исторического исследования. В литературе этих лет переплетаются стремление к объективному исследованию с влиянием набиравшего обороты идеологического диктата, исходившего со стороны партийно-государственного руководства страны. К большому сожалению, закончилось данное противостояние в пользу последнего, в результате чего к началу 30-х гг. из литературы о кооперации были изгнаны
20 практически все элементы научности.
Радикальное изменение общественно-политической ситуации в стране, ликвидация методологического плюрализма, установление жесткого государственного контроля над наукой, крайне негативно сказались как на судьбе лучших представителей кооперативной мысли, так и на историографии кооперативного движения в 30-50-е гг. Это время отличает разрыв преемственности с теоретическим наследием прошлого, отсутствие публикаций по теме за исключением книги Я.А. Кистанова, в которой рссаматривается развитие потребительской кооперации в условиях дореволюционной России.21
Некоторая активизация исследовательского интереса к кооперативной проблематике начинает прослеживаться с начала 60-х гг. Среди историков, касавшихся данной тематики, можно отметить работы
И.Г. Булатова, В.М. Селунской, Л.Ф. Морозова, Л.Е. Файна, М.В.
Гамаюнова. Публикации данных авторов отличались от работ, написанных в 1930-1950 гг., по научному уровню, источниковой базе, подходу к изучению вопросов кооперативного движения в лучшую сторону. Исследователи возвращаются к изучению всех форм кооперативного движения. Однако все они оценивались, главным образом, как подготовившие страну к коллективизации. Историки в тот период сосредоточивают свое внимание, прежде всего, на вопросах «преобразования» буржуазной кооперации в социалистическую, а также касаются вопроса взаимоотношений кооператоров с Советской властью. Доминирующей темой в литературе тех лет стало изучение разработки и осуществления «ленинского кооперативного плана». Вместе с тем историки исследовали экономический потенциал дореволюционной кооперации, ввели в научный оборот большой круг новых источников.
Новый всплеск исследовательского интереса к изучению деятельности Сельскосовета в годы гражданской войны пришелся на начало 70-х годов, с выходом в свет монографии В.В. Кабанова «Октябрьская революция и кооперация (1917г. - март 1919г.) (М., 1973). Эта работа, также как и ряд других, стала заметным явлением в советской историографии тех лет, хотя, безусловно, идеологические догмы и схематизм отразились на общей концепции автора. Оценка работы Сельскосовета, проводимой в годы гражданской войны, давалась автором сугубо с марксистско-ленинских позиций. Вместе с тем данный автор сделал попытку сравнить уровень развития дореволюционной и советской кооперации, проследить их связь, поначалу даже некоторую преемственность; и затем крутую ломку хозяйственных традиций и отношений. Богатый фактический материал, вводимый в научный оборот, наблюдения и выводы В.В. Кабанова позволили по-новому оценить многие стороны деятельности русских кооператоров.
Кооперативная проблематика нашла свое отражение и в региональных исследованиях, представленных преимущественно работами сибирского цикла, затем дополненными работами и по другим районам страны.23
В 70-80-е годы повляются исследования, имевшие большое значение для дальнейшего объективного освещения кооперативных сюжетов, среди них можно отметить проблемно-постановочные статьи и обощающие работы И.А. Фарутина, Н.К. Фигуровской, Э.М. Щагина.24 Так, например, в работе Н.К. Фигуровской после долгих лет умолчания была сделана попытка рассмотреть идеи представителей организационно-производственной школы, видных кооперативных деятелей, таких как А.Н. Челинцев, Н.П. Макаров, А.В. Чаянов и др., правда, в тех условиях освещение данного вопроса было возможно только в контексте проблемы кризиса «буржуазных и мелкобуржуазных» аграрных теорий. В статье Э.М. Щагина была предпринята попытка оценить роль кооперации в системе взаимодействия города и деревни дореволюционной поры, на конкретном материале охарактеризована работа кооперации в качестве одного из звеньев механизма регулирования сельскохозяйственного производства.
В конце 80-х - начале 90-х гг., в связи с кардинальными изменениями хозяйственно-политической системы нашей страны, интерес к кооперации значительно возрастает, начинается новый этап в развитии историографии проблемы. Большое внимание уделяется опыту, накопленному российской кооперацией в период развития товарно-денежных отношений. На эти же годы пришелся новый бум в издании кооперативной литературы. Но говорить о новых подходах в изучении кооперативной тематики мы можем лишь с 1988-1989гг., однако, при этом сохранялась сильная тенденция следования традиционным взглядам в публикациях. Данный период характеризуется отходом от изучения кооперации в целом через призму болыпевисткого толкования истории и возвратом к методологии, заложенной старыми кооператорами еще в дореволюционные годы. Поначалу это были лишь робкие попытки примирения старого и нового подходов, политическая и научная реабилитация А.В. Чаянова, Н.П. Макарова, Н.Д. Кондратьева в
25 публицистических сборниках и журналах. Затем - более серьезные публикации в виде вступительных статей Н.К. Фигуровской, В.В.
Кабанова, А.И. Глаголева и других к переиздаваемым трудам А.В.
Чаянова, М.И. Туган-Барановского, Н.Д. Кондратьева.
В эти же годы появляются публикации на интересующую нас тему. Они принадлежали В.В. Кабанову и содержали сведения об участии членов Сельскосовета в работе Кооперативного комитета при НКЗ. За прошедший период времени данный автор остался на своей точке зрения, считая, что «работа этого комитета была неэффективной» и в дальнейшем
27 не привела к «заметным результатам». Обращение к архивным фондам позволило нам взглянуть на этот вопрос несколько иначе. Сегодня можно констатировать тот факт, что на заседаниях Кооперативного комитета при НКЗ кооператоры рассматривали самые острые вопросы, касавшиеся как проблем кооперативного свойства, так и проблем экономического развития страны в целом. Результаты деятельности данного комитета можно оценить как успешные, исходя из учета интересов с/х кооперации.
Начало 90-х гг. ознаменовалось появлением сборника документов «Кооперативно-колхозное строительство в СССР в 1917-1922гг.» (М., 1990), в котором вопросам работы Сельскосовета было уделено достаточно большое внимание. Во введении к этому изданию эффективность деятельности Кооперативного комитета при НКЗ вновь характеризутся как «невысокая», а вопросы, рассматриваемые там, «не имели общегосударственного значения», хотя, как мы уже говорили, это не совсем соответсвовало действительности. Здесь также нашел свое отражение пересмотренный взгляд на характер оппозиционных выступлений Сельскосовета. Как отмечают составители сборника, «критика Советской власти была резкой, но не контрреволюционной, ибо кооператоры конструировали свою альтернативную политику в рамках
28 советской системы». Если первая часть этого утверждения находит свое подтверждение в документах, то вторая едва ли соответсвует истинному положению вещей. Сельскосовет был оппозиционно настроенной по отношению к властям организацией и его радикальное меньшинство прямо призывало к установлению «демократических порядков» в стране, поэтому мы не можем безапелляционно утверждать, что Сельскосовет видел будущее России именно в рамках советской системы.
Положительным моментом данного сборника документов было включение в его текст протоколов заседаний Сельскосовета за несколько месяцев 1919 года.
В 90-е гг. усилился интерес не только к истории кооперации, но и к трудам ее выдающихся деятелей. Были переизданы произведения видных теоретиков кооперативного движения А.В. Чаянова, М.И. Туган
Барновского и др. В 1994г. увидел свет новый библиографический указатель отечественной коопреративной литературы, вышедшей за период с 1925 по 1992 годы.30 Свидетельством возросшего исследовательского интереса может служить и тот факт, что в 1991г. при Институте экономики РАН начал издаваться сборник статей «Кооперация. Страницы истории». Характерной особенностью современного состояния историографии является широкий комплексный подход к изучению прошлого кооперации, позволяющий рассмотреть ее как сложеное и многомерное явление.
В исторических журналах появились научные статьи, освещающие различные аспекты деятельности кооперации,31 издаются монографии, посвященные проблемам истории кооперативного движения в
32 общероссийском масштабе.
Кооперативная тематика нашла свое отражение и в трудах российских и зарубежных историков и экономистов, посвященных
33 проблемам экономической истории и политики в России и СССР. Информацию о месте и роли кооперации в России в годы военного коммунизма содержат работы С.А. Павлюченко, Н.С. Присяжного, В.А.
Телицына и других.34 Уделяли внимание кооперативным проблемам и иностранные авторы, стремившиеся написать историю России XX века.35 Начиная с конца 80-х годов, было проведено несколько Всероссийских научных конференций, посвященных теории и истории кооперативного движения в России. Материалы этих конференций были опубликованы в сборниках: «Кооперация. Страницы истории» Вып.1, 2. М., 1991; «Проблемы истории, теории и практики кооперативного движения в России». Тюмень, 1992; «Россия нэповская: политика, экономика, культура». Новосибирск, 1992.
В ряде публикаций последних лет отчетливо наметилась тенденция рассматривать кооперацию в контексте более общих проблем отечественной истории - модернизации страны, альтернативности ее л/ развития, русского менталитета. В то же время такие авторы, как JI.E. Файн, В.В. Кабанов37 переосмысливают некоторые из своих прежних оценок и выводов, касающихся взглядов В.И. Ленина и большевиков на кооперацию и отношение к ней. Весьма показательным стало суждение В.В. Кабанова о том, что российская кооперация представляла из себя
38 явление разновеликое, синтетическое, неоднозначное.
Справедливость подобного тезиса не вызывает сомнений.
Публикации последних лет Э.М. Щагина, основанные на его архивных изысканиях, значительно расширяют рамки традиционных представлений о кооперативной деятельности, в том числе и в общественно-политической сфере, которая, несмотря на предпринятые попытки осветить ее,40 остается по-прежнему в тени.
В ведущих вузах страны, ученые которых специализируются на проблемах аграрной истории, сложились коллективы авторов, пишущих о кооперации, которые можно назвать научными школами. Так, в Московском педагогическом государственном университете на кафедрах отечественной истории под руководством В.Г. Тюкавкина и Э.М. Щагина в 1988-2001 гг. подготовлен и защищен ряд кандидатских и докторских исследований, касающихся различных аспектов развития отдельных видов кооперации, ее учреждений, правового положения, роли и значения в жизни отдельных регионов и т.д.41 Представителям этой научной школы А.В. Лубкову, Э.М. Щагину принадлежит большая заслуга в постановке и разработке таких проблем кооперативного движения, как уровень развития дореволюционной кооперации; ее взаимоотношения с царскими властями; влияние столыпинской реформы на рост кооперативного движения; роль кооператоров в Февральских событиях 1917г. и др.42
Из всех появившихся в последнее десятилетие работ наибольший интерес для разрабатываемой нами проблемы представляет статья Л.Е. Файна, вышедшая в журнале «Вопросы истории» в 1997г.43 В ней автор ставит перед собой следующую цель: вводя в научный оборот архивные материалы из фонда Сельскосовета, проследить судбьбу всей с/х кооперации в этот роковой для нее период. Во многом это ему удалось, однако, следует отметить, что основное внимание Л.Е. Файн сосредоточил на освещении вопросов политической деятельности Сельскосовета.
В 1998г. появилась работа А.О. Бунина, в которой затрагиваются те же проблемы, что и в статье Л.Е. Файна, правда, данный автор постарался более подробно осветить работу Кооперативного комитета при НКЗ, которую он в русле предыдущих трактовок оценил как деятельность «очередного малозначащего государственного органа».44
Как видим, все перечисленные выше авторы, писавшие о деятельности Сельскосовета в годы гражднской войны, делали главный упор на освещение вопросов политического характера, оставляя другие направления деятельности идейного центра с\х кооперации как бы в «тени». Таким образом, комплексной обобщающей работы по указанной теме не было создано. Данная диссертационная работа представляет собой попытку восполнить этот пробел.
Исходя из степени изученности рассматриваемой темы и учитывая ее актуальность, целью настоящей работы определено комплексное историко-экономическое исследование деятельности Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации (Сельскосовета) в годы гражданской войны, определение его места и роли в народнохозяйственной жизни страны.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:
• определить место и роль кооперативного движения в России к началу революции 1917г.; выявить внутренние и внешние причины и предпосылки возникновения единой системы сельскохозяйственной кооперации и образования Сельскосовета;
• проанализировать изменения, произошедшие в составе и структуре Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации в указанный период; раскрыть характер деятельности Сельскосовета в качестве руководящего, идейно-координирующего центра сельскохозяйственной кооперации в стране; на конкретных примерах охарактеризовать отношения Сельскосовета с местными кооперативными союзами; определить место и роль Совета объединенной сельскохозяйственной кооперации в системе всероссийских кооперативных центров;
• раскрыть характер и сущность взаимоотношений Сельскосовета с Советской властью, выявить формы контактов членов идейного сельскохозяйственного кооперативного центра с государственными и партийными структурами; выяснить сущность, масштабы и степень организованности кооперативной оппозиции властям в лице Сельскосовета; проанализировать причины свертывания деятельности сельскохозяйственной кооперации и упразднения ее руководящего центра в 1920 году; охарактеризовать причины перехода к НЭПу в области сельскохозяйственной кооперации и оценить первые итоги ее возрождения.
Данная работа создавалась на основе положений и требований современной науки, предполагающих творческое использование методов исследования общественных явлений. Методологическую основу настоящего исследования составляют научные принципы историзма, объективности и системности, соблюдение логического и исторического единства.
Принцип историзма предполагает рассмотрение каждого исторического явления и события во взаимосвязи с другими явлениями, с учетом конкретно-исторических событий и в хронологической последовательности. Данный принцип позволил проследить историю зарождения системы сельскохозяйственной кооперации в России, выявить причины и порядок образования идейного координирующего центра данной кооперативной ветви в лице Сельскосовета во взаимосвязи с социально-экономическими и политическими процессами, происходившими в стране в годы гражданской войны.
Принцип объективности подразумевает стремление сделать исследование предельно достоверным, на основе глубокого анализа источников и при всестороннем изучении поставленной проблемы. В данной диссертационной работе предпринята попытка объективно проанализировать разностороннюю деятельность Сельскосовета с точки зрения ее эффективности и значимости для мировой и отечественной кооперативной теории и практики и для современной науки.
Следуя принципу системности, исследователь стремится рассматривать все явления, события и процессы прошлого как элементы одного целого во взаимосвязи и взаимообусловленности.
В работе использовались общепринятые в научных исторических и экономических исследованиях методы: сравнительный, ретроспективный, репрезентативной выборки, статистический анализ, обобщение, аналогия и другие.
Выбор источников по теме обусловлен стремлением автора показать в максимально широком плане деятельность Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации в связи с процессами и событиями, происходившими в России в период гражданской войны. Использованные в работе источники можно разделить на четыре группы: во-первых, публикации центральных и местных кооперативных учреждений; во-вторых, опубликованные материалы государственных, партийных и советских органов; в-третьих, работы публицистического и монографического характера теоретиков и практиков кооперативного движения, мемуарные источники, труды руководителей большевистской партии и Советского государства; четвертую группу источников составили архивные материалы, включающие разнообразные по ведомственной принадлежности документы.
Как известно, российская кооперация, особенно на этапе своего становления, была тесно связана с земским движением, оказывающим ей свою поддержку и внимательно следившим за ее развитием. В публикуемых земствами кооперативных материалах содержался обширный статистический материал (указатели зарегестрированных, действующих и закрывшихся кооперативных обществ и товариществ по годам, с численностью членов и суммой капиталов), сопоставляя который можно проследить динамику развития кооперации в отдельных регионах и в стране в целом.
С этой точки зрения большую ценность имеют «Материалы по кооперации в Московской губернии», регулярно выпускаемые московским губернским земством. До 1915 г. вышло в свет 11 тематических сборников обо всех видах кооперации губернии (кредитной, потребительской, сельскохозяйственной, кустарной), содержащих богатейшие статистические и фактические сведения. Они отличаются полнотой и достоверностью. В целом, земские документы имеют большую информативность. Они проливают свет на характер взаимоотношений земства и кооперации с органами администрации.45 Земская статистика этого периода признается современными исследователями наиболее полной и информативной. Она внесла большой вклад в дело изучения кооперативного движения на этапе его становления.
Кооперативное движение в России характеризуется большой публикаторской активностью. Особый интерес вызывают годовые отчеты, доклады, протоколы собраний кредитных, сельскохозяйственных кооперативов и их всероссийских центров, публиковавшиеся в изучаемое нами время.46 Эти документы раскрывают особенности хозяйственной деятельности и внутреннего устройства кооперативов и их союзов, выявляют основные тенденции экономического развития кооперации. В чатности, ежегодные отчеты Центрального Товарищества Льноводов позволяют проследить динамику развития льняной кооперации в целом по стране. Отчеты также сопровождались статистическими данными об уровне производства льна, о состоянии кооперативной промышленности для его переработки, о вывозе продукции за рубеж. По докладам МСПО можно судить о возростающей роли потребительской кооперации, особенно в условиях революционных потрясений. В целом, обширная делопроизводственная документация отличается большой степенью достоверности и репрезентативностью.
В работе были использованы опубликованные материалы государственной, земской, кооперативной статистики, которые дали возможность полнее проанализировать динамику движения, количественные показатели кооперативных организаций.47 При всех кооперативных союзах были сформированы статистические отделы, данные которых позволяют значительно углубить представление об изучаемом предмете, хотя и не являются безупречными в силу как объективных, так и субъективных причин. Часто встречающееся тройное и четверное членство в кооперации затрудняло реальный подсчет кооперированного населения. Поэтому кооперативная статистика имеет приблизительный характер и требует дополнительной проверки, сопоставления с другими источниками.
Особый интерес для исследователя представляют стенографические отчеты и протоколы первых всероссийских кооперативных съездов и совещаний, раскрывающие процесс кооперативного строительства в предвоенные и революционные годы, участие в них земской общественности, положение разного рода кооперативных систем, отношения к ним населения и администрации. Также материалы кооперативных съездов отражали позицию кооператоров по вопросам общественно-политического свойства, прежде всего, свидетельствовали о росте оппозиционных настроений кооперативных лидеров.48
Широко представлена в диссертации периодическая кооперативная печать - публикации центральных и местных кооперативных изданий: «Кооперативная жизнь», «Объединение», «Вестник кооперации», «Ежегодник МСПО», «Вестник сельского хозяйства», «Вестник сельскохозяйственной кооперации», «Известия ЦТЛ», «Московский кооператор», «Голос рабочей кооперации», «Вестник кооперативных союзов», «Известия костромского губернского земства», «Вестник кооперативного кредита», «Союзкартофель», «Сельскохозяйственная жизнь», «Власть народа». Кооперативная пресса содержала большое обилие разнообразных фактов, харктеризующих многоплановость деятельности кооперативов и их союзов. Кстати, и сама пресса была важной составляющей этой деятельности. Только за годы войны (19141918) издание кооперативами разного рода газет и журналов возросло с 29 наименований до 117.49 В 1917-1918 годы практически все крупнейшие кооперативные союзы страны имели собственные печатные органы. Журналы и газеты знакомили читателя с различными вопросами кооперативной теории и практики, вызывая у него неподдельный интерес. Пресса кооператоров содержала специальные рубрики (хроникальные заметки, извещения союзов, корреспонденцию с мест), раскрывающие повседневную жизнь кооперативных организаций. Передовые статьи редакторов изданий носили ярко выраженный публицистический характер. Оперативность в подаче материала газет и журналов порою негативно сказывалась на качестве информации. Так, встречающиеся в прессе отдельные статистические сведения грешат своей приблизительностью и требуют дополнительной проверки, сопоставления с другими данными.
Наряду с этим в диссертации используется периодика советских органов власти - «Народное хозяйство», «Экономическая жизнь», «Правда» и др., на страницах которой нашли свое отражение взгляды высшего партийного руководства страны на проблемы кооперативного строительства, судьбу кооперативного движения, отношение к кооперативным лидерам.
В диссертации также широко представлены документы, собранные в хрестоматиях по отечественной истории, кооперативной хрестоматии, в сборниках по проблемам революции и кооперативного строительства.50
Важную группу источников составили опубликованные материалы советских партийных и государственных органов, позволяющие дать характеристику мероприятиям, проводимым Совесткой властью в области кооперативного строительства.51 Материалы этой группы отличаются достоверностью и полнотой; в основном, они содержат документы нормативно-правового характера - декреты, постановления, решения партийных и советских съездов, конференций и пленумов, постановления различных совещаний.
Любопытные ремарки о политических пристрастиях и симпатиях
52 кооператоров встречаются в воспоминаниях В.П. Милюкова. Свет на проблемы кооперативной оппозиции большевистским властям и вовлеченности кооперативных деятелей в антибольшевистскую работу проливают воспоминания С.П. Мельгунова, показания на меньшевистском процессе 1931 г. В.В. Шера, свидетельства, приведенные в других источниках.53
Безусловно, наше исследование было бы неполным без использования богатейшего наследия оставленного нам одной из самых крупных политических фигур XX столетия - В.И. Лениным. Это тем более важно, если помнить, что именно В.И. Ленин был главным партийным идеологом и практиком, разрабытывавшим «генеральную» линию большевиков в отношении всей кооперации.
Важную роль в решение задач, поставленных в диссертационном исследовании, сыграли документы содержащиеся в архивных фондах. Характер взаимоотношений кооперативных и партийных организаций в центре и на местах прослеживаются нами по документам, хранящимся в РГАСПИ (Рооссийский Государственный архив социально-политической истории) (Ф.17 ЦК РКП (б)). Материалы бывшего партийного архива содержат информацию не только об общественно-политической деятельности кооператоров, но и сведения об общем развитии кооперации того или иного региона (списки зарегестрированных кооперативов, копии договоров с органами власти и др.).
Особое внимание автора было привлечено к изучению фондов кооперативных объединений - Московского народного банка, Московского союза потребительских обществ, содержащихся в Центральном историческом архиве Москвы (ЦИАМ Ф. 255, 326). Среди используемых материалов основную часть составляет делопроизводственная документация (отчеты, обзоры, доклады, договоры), раскрывающие многие аспекты хозяйственной, организационно-финансовой и кредитной деятельности кооперативных союзов, их взаимодействие с земством и местной администрацией, различными ведомствами. В фондах сохранились циркуляры правительственных и кооперативных органов, отражающие общую экономическую политику на разных этапах развития и роль кооперации в ней. Переписка союзных объединений между собой и с другими учреждениями посвящена решению повседневных задач, стоящих перед кооперацией, и носит весьма конкретный характер. В ряде случаев документация такого рода отличается серьезным анализом и глубоким пониманием происходящего в стране.
Большую ценность для историка представляют документы, находящиеся в Центральном муниципальном архиве Москвы (ЦМАМ) из фонда Московского товарищества потребительских кооперативов (Ф.2114). Данный фонд включает в себя большой делопроизводственный материал (доклады инструкторских совещаний, материалы московского уездного съезда кооперативов, договоры с органами власти, уставы и т.д.), позволяющий дать характеристику кооперативного движения в Московской губернии, показать реакцию кооперативов на происходившие в стране перемены, вызванные приходом к власти большевистской партии.
В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), в фондах Совета Народных Комиссаров (Ф.130) хранятся многочисленные сведения о проведении правительственной политики в отношении кооперативного движения. Данный фонд позволяет расширить круг источников по проблеме взаимоотношения власти и кооперации. В фонде представлены нормативно-правовые акты - декреты и проекты декретов советского правительства в отношении кооперации; резолюции пленумов СНК; положения о различных видах кооперативных организаций. Показателем существования обратной связи между кооперативами и властями являются письма и телеграммы, хранящиеся в данном фонде, присылаемые кооперативными организациями в адрес В.И. Ленина и Советского правительства. Большой интерес представляют речи, выступления и доклады, сделанные вождем большевиков В.И. Лениным на различных съездах и совещаниях, посвященные кооперативному строительству. Важная информация о работе кооперации в центре и на местах была извлечена из переписки СНК с советскими и кооперативными органами.
Комплекс документов, посвященных изучаемой проблеме, хранится в Центральном государственном архиве Московской области (ЦГАМО). Здесь наше внимание привлекли материалы, находящиеся в фондах Московского общества сельского хозяйства (Ф.921) и Московского союза кооперативных обществ (Ф.6249). В обоих фондах нас в первую очередь интересовала переписка этих организаций с всероссийскими кооперативными центрами. Обращение к ней позволило выяснить наличие и характер контактов, существовавших между этими организациями и Сельскосоветом.
В Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) наше внимание привлек фонд Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации (Ф.7018). Указанный фонд состоит из положений, протоколов заседаний, инструкций, докладов, личной и служебной переписки служащих. Все виды материалов активно использовались в диссертационном исследовании. Наиболее ценным материалом являются тексты заседаний Совета, которые в силу умения кооперативных лидеров оформлять документы эзоповым языком, могут трактоваться далеко неодназначно. Эти документы не только отражают характер деятельности данного центра кооперации, но и передают настроения и мысли высшего кооперативного руководства, их тактику в отношении Советской власти. Анализ материалов фонда Сельскосовета позволил проследить ход работы, проводимой этим кооперативным центром, выделить основные ее направления и проанализировать результаты этой деятельности. В ходе исследования удалось найти ряд редких и очень интересных документов, в частности, были обнаружены два номера «Осведомительного листка», издававшегося Советом Объединенной сельскохозяйственной кооперации. Их внимательное изучение позволило не только получить новые данные о работе этого кооперативного центра, но и пересмотреть с их помощью ряд историографических оценок, касавшихся деятельности Сельскосовета.
Исключительную ценность для исследования проблемы взаимодействия кооператоров и органов государственной власти представляют фонды Народного Комиссариата Земледелия (РГАЭ Ф. 478), в которых удалось обнаружить протоколы заседаний Кооперативного комитета за 1919г., в деятельности которого самое активное участие принимали члены Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации. Их изучение позволяет утверждать, что деятели кооперации выдвигали на заседаниях этого комитета самые острые и актуальные в тот период вопросы, стремясь использовать эту «трибуну» с наибольшей выгодой для защищаемой ими системы с/х кооперации. Показательны эти материалы и тем, что позволяют выяснить позицию руководства с/х кооперации по важнейшим экономическим и политическим проблемам.
Из материалов РГАЭ также были привлечены документы Наркомфина (Ф.7733), Наркомпрода (Ф.1943), ВСНХ (Ф.3429), Государственного банка СССР (Ф.2324), раскрывающие характер контактов советских властно-экономических организаций с кооперативной общественностью. Так, например, в фонде ВСНХ (Ф.3429) в документах президиума удалось обнаружить протоколы кооперативного отдела ВСНХ, которые позволяют проследить в конкретно-исторических проявлениях становление и развитие кооперативной политики Советской власти, сферу интересов и масштабы деятельности кооперативного отдела. В фонде Государственного банка СССР (Ф.2324) содержатся материалы кооперативного отдела банка (бывшего МНБ), среди которых имеются доклады совета, правления и ревизионной комиссии банка собраниям акционеров, отчеты, протоколы, переписка, связанная с преобразованием банка в кооперативный отдел Народного банка РСФСР. Материалы фонда дают в целом представление о том, как складывалась и развивалась финансовая политика Советской власти по отношению к кооперации.
В РГАЭ в фонде Центросоюза (Центральный союз потребительских обществ СССР) (Ф.484) сохранились протоколы, журналы заседаний руководства потребительской кооперации, отчетные сведения о работе данного органа на протяжении нескольких лет. Среди документов фонда интерес для исследования представляет переписка с Сельскосоюзом, Сельскосоветом, Кооперативным Зерном и др. центрами кооперации, в которой отразились непростые проблемы взаимодействия между различными ветвями кооперативного движения.
Важная информация была извлечена из фондов различных кооперативных организаций, таких как Сельскосоюз (Ф.4106), «Кустарсбыт» (Ф.1688), Совет Всероссийских кооперативных съездов (Ф.533), Центральное Товарищество Льноводов (Ф.1989), Центрального союза картофельной кооперации (Ф.4263). Обращение к этим материалам выявило слабую сохранность документов, относящихся к периоду гражданской войны. Так, например, в фонде СВКС, главным образом, представлена финансовая отчетность и списки различных кооперативных
33 учреждений. В фонде Сельскосоюза находится небольшое число документов, относящихся к 1918-1920 гг. Несколько лучше обстоит дело в фонде ЦТЛ: круг сохранившихся в нем материалов однообразен и состоит из списка пайщиков и бухгалтерской документации, однако, определенную ценность для исследователя имеют только протоколы правления ЦТЛ за 1916-1917 гг., а также переписка ЦТЛ с некоторыми учреждениями
Всего при написании диссертации были использованы материалы 19 архивных фондов. Значительная часть выявленных документов введена в научный оборот впервые. Указанные архивные материалы существенно дополнили большой комплекс опубликованных материалов, характеризующих деятельность Совета Объединенной сельскохозяйственной кооперации в годы гражданской войны, и создали необходимую источниковую базу для исследования проблемы. Комплексное использование источников позволило составить объективное представление о различных сторонах деятельности идейного координирующего центра с/х кооперации в стране.