Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

Функционирование артефакта в культурно-семантическом пространстве

Диссертация

Автор: Красноглазов, Андрей Борисович

Заглавие: Функционирование артефакта в культурно-семантическом пространстве

Справка об оригинале: Красноглазов, Андрей Борисович. Функционирование артефакта в культурно-семантическом пространстве : диссертация ... доктора философских наук : 17.00.08 Москва, 1995 290 c. : 71 96-9/19-X

Физическое описание: 290 стр.

Выходные данные: Москва, 1995






Содержание:

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА X "ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ АРТЕФАКТА В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ"
11 Гуманитарное и научное познание в контексте постмодернизма: специфика и особенности методологии изучения искусственных объектов
12 Концепция артефакта и ее познавательные возможности
13 Артефакт в контексте культурно-семантических полей
ГЛАВА 2 "ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ АРТЕФАКТА"
21 Артефакт как сигнал и модель
22 Автоматизм бессознательного и психоаналитическая модель порождения артефакта
23 Герменевтика как теоретико-методологическая модель изучения семантики артефакта
24 Текст как артефакт
25 Школа Анналов: концепция культурно-семантического поля
ГЛАВА 3 ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ КАК АРТЕФАКТ И СОСТАВЛЯЮЩАЯ КУЛЬТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ
31 Эволюция осмысления художественного образа
32 Художественный образ как факт культуры: модальности и контексты существования
33 Функционирование художественного образа Дон Кихота как транскультурного артефакта

Введение:
Актуальность темы исследования. Изучение общества и куль-туры в XX в. постепенно трансформировалось из академического познания в необходимую компоненту практической деятельности. В настоящее время во всех развитых странах социальные и культурные переменные включаются в структуру выработки и реализации решений, касающихся практически любого из значимых секторов общественной жизни.
Социология, социальная и культурная антропология и их производные - этнология, урбанистическая социология и антропология, политическая антропология и т.п., - все эти знания помогают будущим субъектам принятия социально значимых решений понять, в каком обществе, в каком мире они живут, каковы их возможности в отношениях с окружением.
Такое положение дел вполне естественно. Люди всегда стремятся иметь представление о том, что их окружает, и строить свое поведение в соответствии с этим. Вопрос заключается в том, каково качество такого знания. Большинство людей в этом отношении привыкло руководствоваться личным опытам, включая устный обмен информацией с ближайшим окружением и отрывочные сведения, передаваемые средствами массовых коммуникаций.
В развитых и ряде развивающихся стран на уровне государственной образовательной политики считается, что этого недостаточно, и социальные науки включены в программы обязательного массового обучения.
В менее развитых странах и в России социальные науки только начинают всерьез осваиваться на уровне профессионалов. Пока даже у них представления об обществе и культуре нечеткие, собственная теоретическая база слабая; терминология только-только зарождается; данные эмпирических исследований недостоверны.
В России доминирует ценность так называемого гуманитарного знания об обществе и культуре. По сути дела речь идет об описании событий и явлений без их объяснения; об отсутствии явно сформулированных критериев социальной значимости отбираемых событий; о движении тематики описаний вслед за идеологической конъюнктурой и т.п.
Тем не менее рационализация знаний об обществе и культуре, повышение научного уровня исследований в этой области неизбежны. Современный человек, даже не являющийся профессионально субъектом принятия социально значимых решений, не может сегодня быть хорошо адаптированным к сложной и динамичной социокультурной жизни, не зная, в каком обществе он живет.
Высококачественные знания такого рода обеспечиваются сегодня в значительной мере средствами социальной и культурной антропологии.
Социальная и культурная антропология представляет собой область познания, в которой человеческое существование стало предметом анализа и объяснения, а не только описания и оценки, как это было во времена предшествующие формированию социальных наук.
Сейчас стало очевидным, что более эвристично для познания культуры рассматривать человека внутри хозяйственных, институциональных, межличностных связей, и в этом контексте выявлять: каким образом его представления, потребности и проблемы побущают его создавать и менять искусственные элементы собственной социокультурной реальности.
Начиная с 1960-х гг. происходят серьезные изменения в сфере философского и научного познания, которые распространились на культурную антропологию не в меньшей степени, чем на другие социальные науки. Рефлексия к основаниям теорий и методологии, относящихся к изучению человека, общества и культуры привела к обнаружению сомнительности, несоответствия, архаичности некоторых из них по отношению к необходимости решать накопившиеся в культурной антропологии проблемы. Так, неадекватными для объяснения функционирования и динамики социокультурных систем оказались практически все теории, авторы которых претендовали на универсальность интерпретаций. Соответственно в качестве проблемной области высветилась социокультурная микродинамика, ее движущие силы и их организация в механизмы формирования исторического процесса. Соответственно актуальность приобрел вопрос о единицах анализа и наблюдения, которые помогли бы проследить подобные механизмы и процессы.
Исчерпал свой эвристический потенциал принцип тотальной взаимосвязанности, непрерывности, целостности общества и культуры, системного априоризма. Пришлось признать, что автономность, прерывность, множественность являются столь же значимыми параметрами совместной жизни и деятельности людей, но для того, чтобы иметь дело с ними в науках о человеке, обществе, культуре нужно выделить соответствующие элементарные единицы. Наконец, стало понятным, что общество и культура - это категории концептуальные, но отнюдь не реальные объекты. Да и само представление о реальности изменилось. Оказалось, что фантастичные и далекие от эмпирической верификации представления составляют элементы реальности для людей их разделяющих. В то же время самые рационально выстроенные и эмпирически проверенные суждения, свершившиеся события могут встречаться с недоверием и пренебрежением; люди могут сопротивляться предлагаемому знанию, даже если это приносит им вред. Соответственно стоят вопросы о том, как формируются, существуют подобные представления; почему люди предпочитают их позитивному знанию. И в этом случае проблема разделяемых представлений, как культурных объектов, осознается как заслуживающая самого серьезного внимания.
Для решения перечисленных проблем не существует не только теорий, но и приемлемых методологических принципов. Способы извлечения информации, имеющиеся в науках о человеке, обществе, культуре базируются на представлении об объектах изучения как об устойчивых, самотождественных целостностях, к которым вполне применимы правила экспериментальной логики. Однако накопление ошибок в объяснениях и прогнозах сделало очевидным, что классическая методология неприменима к эмпирическому исследованию артефактов иного порядка, таких как образы, мнения, массовые представления, ценностные образования и т.п.
На этой почве появилось течение постмодернизма, в рамках которого проблемы искусственного мира человека хотя и не решены, но по крайней мере очерчены и уже решаются.
Проблема. Современное специализированное знание о культуре - историческое, археологическое, культурноантропологическое, этнологическое, искусствоведческое и т.п. базируется на исследовании искусственных объектов. Между тем в работах о технологиях, нормах и ценностях, о вещах, найденных в археологических раскопках, о документах, используемых в исторических исследованиях, о произведениях искусства не создано "теории искусственного объекта". В то же время, при необходимости создавать, хранить, упорядочивать постоянно возрастающий объем таких объектов теория представляется необходимой, и в качестве элементарной единицы искусственного мира можно выделить категорию артефакта. Под артефактом будет пониматься любой искусственно созданный объект, равно как физический, так и идеациональный.
Выделение этой категории позволит с единой точки зрения увидеть различные объекты культуры, как "сделанные" целостности; проследить их порождение, существование и разрушение, их объединение в определенные функциональные и символические паттерны и формы, целостные культурные контексты, семантического поля. Соответственно можно в рамках микродинамических исследований современной, культуры найти подход к пониманию генезиса и динамики элементарных культурных объектов.
В настоящее время в философских науках существует несколько претендующих на полноту различных подходов к изучению искусственных объектов. Эти подходы оцениваются в критической литературе как противоречащие друг другу. Между тем анализ содержащихся в их рамках данных и выводов позволяет предположить, что каждый из них представляет собой не полное, абсолютное описание явления, но частичное, осуществляемое с определенной эпистемологической точки зрения. Проблема, следовательно, состоит в том, чтобы на основании этих точек зрения выявить:
• каким конкретным знанием об артефакте как элементарной частице культуры располагает культурология;
• каким образом, в каких познавательных и практических ситуациях используется это знание;
•какие эффективные познавательные возможности открываются при введении в исследовательский оборот категории артефакта как элементарной единицы культуры. Степень изученности проблемы. В современном эпистемологическом поле в контексте постмодернистских допущений можно выделить следующие актуальные направления изучения артефакта (в контексте которых и будет проводиться данное исследование):
1) изучение созданных людьми объектов, или, как их принято называть, артефактов (вещей, идей, образов, технологий, нормативных образований, оценочных критериев); их порождений, складывающихся вокруг них отношений и взаимодействий;
2) построение теоретических моделей для организации, интерпретации, объяснения активности людей, приводящую к созданию искусственного окружения, проявляющуюся в общих (культурно-ант-ропологические универсалии) и специфичных (культурное многообразие) проявлениях и формах;
3) построение теоретических моделей динамики артефактов. Что касается принятых сегодня теоретических способов упорядочения эмпирических данных и объяснений, относящихся к миру искусственных объектов, их динамки и многообразия, то их можно свести к следующим доминирующим направлениям:
• эволюционная теория, где считается, что совокупности искусственных объектов и технологий различаются по степени совершенства, по их адаптационным преимуществам и возможно движение по этой шкале вверх и вниз. Среди наиболее авторитетных исследователей можно назвать таких как: Дж. Стюарт, М. Харрис, Д Кэмпбелл, У.
Гудинаф, Р. Карнейро, Р. Коэн, Р. Кизинг, 0. Вернер;
• функционализм, где считается, что порождение и существование различных культурных объектов в пределах одной группы обусловлено фундаментальными потребностями их членов, и что совокупности искусственных образований отличаются друг от друга степенью упорядоченности. Наиболее авторитетными представителями этого направления являются Т. Парсонс, Р. Мертон, Д. Белл, МЛеви, П. Лазерсфельд, 3. Гоулднер, П. Блау, Н. Смелзер, П. Сорокин, КГитрц;
• психологическая антропология, где считается, что искусственные объекты представляют собой вариации на определенную тему (например, удовлетворение человеческих потребностей) или символизируют некоторое социальное измерение (например, социальную дифференциацию). Значимые работы в рамках этого направления были выполнены такими исследователями, как А. Кардинер, Т. Хью, М.Хер-скович, И. Эйбл-Эйбесфельдт, А. Маслоу и другие.
• структурализм, где считается, что артефакты детерминированы некоторым набором врожденных свойств человека, прямо не наблюдаемых в самих феноменах. Среди крупных исследователей этого теоретического течения необходимо назвать таких ученых, как Р. Барт, Ж. Деррида, Ж. Делез, П. Клоссовски, Ж-Ф. Лиотар, М. Фуко, П. Рикер, Ж. Лакан, Ж. Бодрийяр.
В отечественной специальной литературе вещи рассматриваются в таких областях познаниях, как археология, этнография, музееведение, причем главным образом с точки зрения функционального назначения. Более общих представлений об артефакте практически не встречается. Между тем можно назвать авторов, работы которых значимы для рассмотрения этой темы. Лингвистическое и семантическое направление в первоначальном рассмотрении этой темы можно найти в работах Т.М. Дридзе, P.M. Фрумкиной, АА Брудного; психологическое - в работах АА Бодалеева, И.О. Кона, П.В. Симонова; эсте-тико-информационное - в работах Е.М. Вольфа, И.С. Савранского, ЮА Филипьева. Гуманитарную версию смеси структурализма и семантики можно обнаружить у таких авторов, как М.М. Бахтин, А.Ф. Лосев, Ю.М. Лотман, С.С. Аверинцев и ряд других.
Таковы сегодня основные источники объяснительных принципов и моделей, которые могут быть использованы для интерпретации динамики и многообразия артефактов различного масштаба и различной степени устойчивости во времени.
Они дополняются такими методологическими моделями изучения механизмов трансформационных процессов, ведущих от побудительных стимулов - как бы они ни представлялись - к построению искусственных объектов, как:
• герменевтика, указывающая на внутреннюю форму артефакта;
• психоанализ, устанавливающий связь между артефактом и антропологическим побуждением;
• семантика, выявляющая коммуникативную значимость артефакта.
Гипотеза исследования. Гипотеза исследования заключается в том, что выделение артефакта как элементарной единицы искусственного мира, позволит построить культурно-семантические поля как культурные целостности, где артефакты упорядочиваются в соответствии с определенными основаниями. Эти основания определяются структурой артефактов и в свою очередь детерминируют и конституируют их. Анализ существующих теоретических направлений в изучении культуры позволит выделить те из них, которые обеспечивают подходы к исследованию артефакта, оценить эвристические возможности каждого из них и выйти на построение обобщающей модели существования артефакта в культурно-семантическом поле.
Цели исследования. Исходя из сформулированных проблемы и гипотезы, цели настоящей работы определяются следующим образом:
• выявить особенности и специфику постмодернистской позиции при рассмотрении мира искусственных объектов,
• проанализировать основные концепции и подходы к изучению феноменов культуры (их порождения, эволюции, функционирования в культурной среде) с точки зрения их эффективности и результативности при трактовке контекстов существования искусственных объектов, или культурно-семантических полей
• выделить артефакт как категорию, обозначающую элементарную единицу культурно-семантического пространства и на частном примере художественного образа рассмотреть действие некоторых механизмов генезиса и становления артефакта, его функционирования в социокультурной среде.
Задачи исследования. Для решения научной проблемы и достижения поставленных целей в работе необходимо решить следующие задачи:
Охарактеризовать основные принятые в науках о культуре метафизические, онтологические и методологические допущения, относящиеся к исследованию искусственного объекта (артефакта).
Обосновать необходимость и достаточность гипотетико-дедуктив-ной модели исследования артефакта, доказать, что культурно-семантическое поле (в частности, определяемое художественной литературой) является той областью культуры, где модальности артефакта могут быть продемонстрированы наиболее убедительно.
Проанализировать познавательные возможности, предлагаемые в психоаналитических, герменевтических, постмодернистских трактовках механизмов порождения и презентации объектов культурно-семанти-ческих полей.
Показать взаимосвязь артефакта и культурно-семантического поля, определить модальности существования артефакта как его элемента;
На примере художественного образа обозначить функционально-семантическую модель артефакта, применительно к структурам текстов художественной литературы.
• проследить историю возникновения и развития категории "художественный образ"; определить, как и вокруг каких измерений организовалось это понятие
• дать определение художественного образа и эксплицировать его функциональную значимость как социально значимого артефакта.
Предметом исследования в данной работе являются факторы и механизмы, обусловливающие динамику функционирования артефакта в культурно-семантическом пространстве.
В качестве объекта исследования принимается художественный образ в контексте культурно-семантического поля литературы.
Методологическая основа исследования. Основным методологическим принципом построения работы является гипотетико-дедуктив-ный.
В ходе построения суждений и доказательств применяется набор взаимосвязанных методологических процедур:
• постструктуралистские трактовки генезиса артефакта;
• структурно-функциональный подход при построении идеальной модели артефакта;
• принципы лингвистической философии, семиотики, семантики при построении концепции культурно-семантического пространства;
• постмодернистские принципы деконструкции - реконструкции, децентрирования, текста-интертекста при анализе существования артефакта в культурно-семантическом пространстве.
Научная новизна исследования определяется следующими содержательными его аспектами:
• выделением категории артефакта в качестве элементарной единицы при изучении динамики культуры; такое выделение позволяет говорить об устойчивой, самотождественной единицы анализа и наблюдения, дающей возможность проследить за ее трансформациями в различных контекстах социокультурного воздействия;
• структурированием артефакта в соответствии с такими его измерениями, как технология формирования; способы функционирования; культурное содержание; это позволяет дифференцированным образом проследить трансформации артефактов в разных культурных контекстах;
• выделением категорий "культурно-семантическое поле" и "культурно-семантическое пространство"; эти категории указывают на дифференциальные контексты существования артефактов и на возможность типологизации таких контекстов в соответствии с измерениями артефактов;
• применением постмодернистской логики объединения в общую последовательную модель несопоставимых теоретических подходов; применение психоанализа, герменевтики и постструктуралистского семантического подхода позволило представить технологический, куль-турно-содержательный и функциональный аспекты артефакта не как целостной системы, но как через описывающие его культурную значимость измерения;
• рассмотрением в рамках этой модели художественного образа, носящего транскультурный характер (Дон Кихот), позволило увидеть его как факт культуры, что невозможно с позиций литературоведения.
Практическая значимость работы и апробация результатов исследования. Выдвигаемые соискателем теоретические положения дополняют и развивают теоретико-методологические аспекты понятийного аппарата культурологий, в частности категории артефакта и культурно-семантического пространства (поля).
Сформулированные в диссертации теоретические положения выводы нашли отражение в публикациях автора: монографиях, научных статьях, учебно-методическом пособии "Семиотика" для ВУЗов, в выступлениях на симпозиумах (Москва, Мадрид, Стокгольм, 1993-1995 гг.).
Полученные результаты могут быть использованы при дальнейших исследованиях проблемы функционирования артефакта и его культурной экзистенции, а также в практической деятельности и в качестве материала для лекций в высших учебных заведениях культурологического и философского профиля, в средствах массовой информации, при разработке культурной политики.
Диссертация была обсуиодена и рекомендована к защите по месту ее выполнения в секторе фундаментальных культурологических исследований Российского института культурологии. Основные концептуальные положения исследования апробировались в учебно-методической деятельности автора.
Положения выносимые на защиту: 1. Категория "артефакт" обозначает элементарную единицу для изучения динамики культуры, которая позволяет проследить, как люди создают, используют искусственные объекты, как и почему меняют их назначения в зависимости от контекстов и ситуаций использования.
2. Категорию "артефакт" целесообразно представить в трех основных измерениях - технологическом, прагматическом, культурно-трансляционном, которые в необходимой и достаточной полноте позволяют увидеть как люди создают искусственные объекты, как ими пользуются, и какой культурный опыт из них извлекают.
3. Артефакт существует и трансформируется в контекстах различных социокультурных взаимодействий; для обозначения культурного содержания динамики артефактов вводится понятие культурно-семантического поля/пространства, которое порождается скоплением однородных артефактов и одновременно детерминирует их формирование и интерпретацию.
4. В современной культурологии существуют теоретические направления, основания которых позволяют изучать артефакт в его ключевых измерениях: психоанализ обеспечивает возможность рассмотреть процессы порождения и формирования артефакта; семантика - его трансформации в процессе социокультурного функционирования; герменевтика - выявить его культурный смысл.
5. Художественная культура является той специализированной областью культуры, где движение артефактов - художественных образов - представлены в силу специфики ее места в морфологии культуры с наибольшей очевидностью и демонстративностью.
6. Художественная литература как вербальный вид искусства и как феномен, наиболее подробно изученный и описанный в лингвистике и постмодернистских теориях, представляет собой оптимальное поле для верификации выдвинутой в работе гипотезы.
7. На примере наиболее ярких художественных образов, таких как Дон Кихот Сервантеса, можно убедительно продемонстрировать динамику существования артефакта, его трансформации при переходе из одного пространства в другое, получив представление о нем как о факте культуры, а не только литературы.