Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / КУЛЬТУРОЛОГИЯ

Культура повседневности эпохи "оттепели" : Метаморфозы стиля

Диссертация

Автор: Брусиловская, Лилия Борисовна

Заглавие: Культура повседневности эпохи "оттепели" : Метаморфозы стиля

Справка об оригинале: Брусиловская, Лилия Борисовна. Культура повседневности эпохи "оттепели" : Метаморфозы стиля : диссертация ... кандидата культурол. наук : 24.00.02 Москва, 2000 193 c. : 61 01-24/16-0

Физическое описание: 193 стр.

Выходные данные: Москва, 2000






Содержание:

Введение
Глава I СМЕНА ПАРАДИГМ В ПОСЛЕВОЕННОЙ КУЛЬТУРЕ ПОВСЕДНЕВНОСТИ
1 Конец Большого Стиля тоталитарной эпохи
2 Наше "открытие Америки": кросскультурный генезис «оттепели»
3 Революция стиля в культуре повседневности: джаз и стиляжничество
Глава Н МЕТАМОРФОЗЫ ЛИТЕРАТУРНЫХ СТИЛЕЙ
В КУЛЬТУРЕ «ОТТЕПЕЛИ»
1 Поэзический дискурс «оттепели» «Экстравертные стили» в поэзии: Евг Евтушенко и
АВознесенский «Интравертные стили»: Белла Ахмадулина и Иосиф Бродский
2 Прозаический дискурс «оттепели»
3 "Второй Югендстиль" в культуре «оттепели»
Глава Ш МЕТАМОРФОЗЫ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ И НАУЧНЫХ СТИЛЕЙ В КУЛЬТУРЕ «ОТТЕПЕЛИ»
1 Кинематографический дискурс "оттепели": очеловечивание советского экрана
2 Типология театральных стилей "оттепели": "Современник" и Театр на Таганке
3 Научный дискурс "оттепели"
Глава IV КУЛЬТУРА ЭПОХИ «ОТТЕПЕЛИ»:
МЕТАМОРФОЗЫ ПОВСЕДНЕВНОСТИ
1 Новые формы досуга "шестидесятников"
2 Телевидение в культуре повседневности 1960-х годов
3 Бардовское движение "шестидесятников"
4 "Культ натуральности" в культуре повседневности

Введение:
Целью данной работы является рассмотрение и изучение такого культурного отрезка отечественной истории как «оттепель», выявление внешних и внутренних причин его зарождения, динамику его развития, стилевую характеристику и значение для последующих этапов отечественной культуры.
Выбор этой темы был продиктован прежде всего тем интересом, который в последние годы все больше проявляется к такому неоднозначному периоду отечественной истории и культуры, как период «оттепели» с учетом еще и того обстоятельства, что это время относится к так называемым «переходным эпохам».
Оттепель» - значительная веха в отечественной истории и культуре, самый яркий реформистский проект периода советской империи, сопоставимый по масштабам с попытками реформ, предпринимаемых Екатериной II и Александром II. С «оттепелью» связан новый этап в развитии отечественной культуры: этот период явился неким своеобразным культурным полем, где происходил процесс трансформации одноплановой «застывшей» имперской культуры советского образца в многостилевую, принципиально эклектичную и разноплановую. Но механизмы этой трансформации изучены весьма поверхностно. Что послужило причиной образования той трещины в независимо-законченной культурной целостности сталинской эпохи, с которой началась постепенная ломка всей Системы? В какой мере черты сталинской культурной парадигмы были восприняты и востребованы в новых культурных реалиях и какие из них приобрели у нового поколения статус «атавизмов»? Где пролегла пограничная черта между старым и новым, первичным и вторичным, доминирующим и локальным и обуславливались ли данные метаморфозы перманентным и глубинным вызреванием или стали следствием какого-то внешнего мощного толчка?
Все попытки ответить на эти вопросы не могли обойти своим вниманием такое важное событие в политической жизни страны, как XX съезд КПСС, объявленный его организаторами символом нового времени. Это политическое событие впоследствии приобрело характер некоей культурной акции, а материалы съезда - характер своеобразного сакрального текста под условным названием «решения XX съезда» для поколения, которое сформировалось и состоялось в этот временной промежуток. Это поколение, обозначаемое как «дети XX съезда» (А. Адамович) или «шестидесятники» (С. Рассадин) явилось создателями и адептами первого в истории СССР независимого идейного течения интеллигенции - шестидесятничества, которое было не столько политическим, социальным или даже культурным движением, сколько образом жизни и образом мышления. Одним из основных его положений стало положение о «возврате к ленинским нормам», которое со временем, в эпоху второго и последнего советского реформистского проекта -«перестройки» (не без влияния событий в Чехословакии 1968 г.), преобразовалось в формулу «социализм с человеческим лицом». Именно попытки практической реализации этого положения наглядно продемонстрировали невозможность либеральных реформ в рамках коммунистической парадигмы, и этот вывод сохраняет свою актуальность до сих пор. Автору диссертации представляется особенно актуальным на данном этапе российской современности и тот факт, что «оттепель» - переходной этап в развитии российской культуры и истории страны, и его можно рассматривать в определенной параллели с современной культурной ситуацией, когда одна культурная парадигма («советская») рухнула, а другая («постсоветская»), еще не сконструирована.
Актуальность темы обусловлена также и вненаучными факторами. Известно, что все попытки реформировать советское общество остались незавершенными, поскольку их неудачная судьба имела более глубокие причины, уходящие корнями в менталитет русского народа и других народов бывшего Советского Союза, тесно связанных между собой не только исторической судьбой, единой государственностью, политическим строем, экономическим укладом и т. д., но и общим образом жизни, единством ментальности. Говоря словами С. Довлатова, «советская власть давно перестала быть формой правления, а стала образом жизни многих людей», тем не менее, эпоха «оттепели» во многом видоизменила ценностно-нормативные структуры советского мышления, выработанные и установившиеся во времена господства «стиля Сталин» (Б. Гройс).
Эти изменения касаются прежде всего структур повседневной культуры, и основную роль в этом автор отводит итогам и последствиям второй мировой войны. Именно это историческое событие позволило большой части советских людей увидеть своими глазами хоть и разрушенную, но подлинную, органически сложившуюся Европу, а не искусственно сконструированный партийными идеологами, образ, не имеющий ничего общего с реальностью (как это имело место в СССР). Военные трофеи, вошедшие в быт и образ жизни советских людей и поневоле дополнившие официальную советскую культуру атрибутами европеизма и западного образа жизни (кинофильмы, радиоприемники, одежда), стали своеобразным медиумом между СССР и западным миром.
Все это постепенно изменило систему ценностей, особенно у послевоенного поколения подростков и выработало новые ценности и нормы морали, которые стали образом жизни последующих поколений. Ценности частной жизни, право на индивидуальное переживание, убежденность в невозможности ради «высокой цели» рисковать человеческой жизнью, желание быть в курсе развития мировых образцов искусства и техники - все эти положения стали естественной нормой жизни как для «шестидесятников», так и для последующих поколений, оказавшись долговечнее и органичнее всех вместе взятых реформ в социальной, политической или экономической сфере.
Исследование культуры повседневности эпохи «оттепели» требует, помимо привлечения новых источников и особого ракурса в их осмыслении и интерпретации, особой методологии. В первую очередь, методология работы в основных принципах примыкает к традиции французской исторической школы «Анналов», самые яркие представители которой - М. Блок и Л. Февр - еще в 30- годы предложили свое понимание истории как «науки о человеке», «исторической антропологии», а труд Ф. Броделя «Структуры повседневности» (из его трехтомного труда «Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV - XVIII вв.») явился определяющим в разработке данной темы. Это направление успешно развивалось, благодаря трудам М. А. Барга, А. Я. Гуревича, Ю Л. Бессмертного, однако применительно к истории новейшего времени принципы «исторической антропологии», разработанные на материале о средневековья, требует известной корректировки, особенно с учетом источниковедческой базы.
С учетом темы работы и специфики ее материала, в ней также применяется метод сравнительного исследования характера культурной деятельности отдельных персон (а также коллективных субъектов), основанный на определенной степени отвлечения от идеологической и социальной направленности их деятельности. Покоясь на понимании культуры как совокупности (ансамбле) разнофактурных текстов, метод сравнения позволяет свободно соотносить между собой различные процессы и результаты деятельности, факты истории и факты искусства, т.е. фактически реализовать свойственный культурологии междисциплинарный подход.
При характеристике стиля отдельных деятелей культуры применяется биографический метод, ныне вновь актуализированный в социологии и истории. В то же время, характер работы диктует естественное предпочтение, отдаваемое методам интерпретационного направления (например, в «понимающей социологии» и соответственно культурологии). Наконец, в работе можно обнаружить следы нередко применяемого в последнее время «ризоматического» метода (т.е. предложения для каждого самостоятельного фрагмента целого собственных оснований). Это связано с уже упоминавшимися междисциплинарностью и во многом обусловлено недостаточной разработанностью темы, требующей гетерогенного подхода к сосуществующим в контексте культурной современности феноменам.
В отношении эпохи «оттепели» сложилась достаточно своеобразная библиографическая ситуация: с одной стороны, существует огромное количество источников, относящихся к 50-60 годам, с другой стороны -практически полное отсутствие исследовательской литературы, в которых были бы специальные культурологические или иные научно-гуманитарные экскурсы на эту тему. Речь идет в данном случае о чисто культурно-исторических изысканиях, а не о теоретических концепциях или социокультурных теориях, охватывающих соответствующий период истории отечественной культуры XX в. Что же касается изучения культуры повседневности эпохи «оттепели» и метаморфоз стиля культуры, то подобный вопрос в научной литературе - как отечественной, так и зарубежной - никогда не ставился, а соответствующий культурный материал в этом ключе не исследовался.
Бытовавшая в отечественной науке аксиома, согласно которой политические реформы в России всегда предшествуют культурным изменениям, низводя последние до роли своеобразных социальных «отражателей» соответствующих политических решений и проектов, в полной мере относится к характеристике культуры «оттепели». Если такие периоды отечественной культуры XX века как русский модерн, авангард 20х годов и тоталитарная культура сталинского образца («стиль Сталин», согласно определению Б. Гройса) нашли своих исследователей, рассмотревших и концептуализировавших эти явления как единые стилевые целостности, то культуре «оттепели» был изначально «приклеен ярлык» некоей политической ангажированности и поэтому, при всем многообразии ее жанров и стилей, в ее изучении преобладал фрагментарный и эклектический подход. Фактически задача концептуализации культуры «оттепели» даже не была поставлена - ни в историческом, ни в теоретическом плане.
Исследования, в которых культуре «оттепели» отводится роль художественной, научной, философской и т. п. разновидности (или соответствующей интерпретации) социально-исторических процессов, а ее рождение связывают либо с XX съездом КПСС, либо со смертью Сталина, либо с приходом к власти Хрущева, широко представлены в работах отечественных историков, среди которых можно выделить работы Т. Беловой, М. Геллера и А. Некрича, Е. Зубковой, М. Зезиной и Т. Сивохиной, О. Лейбовича, В. Галкина и др. В этих трудах культура «оттепели» затрагивалась косвенно, в контексте социально-политической истории, как компонент последней, -вне ее собственных, имманентных особенностей и тенденций развития.
Как было сказано, культура «оттепели» до последнего времени не рассматривалась как единое культурно-стилистическое целое, а исследовалась локальным путем интенсивного изучения отдельных ее, преимущественно художественных жанров. Так, в области изучения литературы «оттепели» мы можем выделить работы М.Щеглова, В. Лакшина, А. Макарова, АБочарова, Б. Сарнова, Л Аннинского, И. Золотусского, С. Рассадина, С. Чупринина, Ф. Кузнецова, Ф. Светова, Н. Ивановой; кино - Е. Громова, В. Демина, М. Черненко, Н. Зоркой, А. Ниточкиной; театра - А Гершковича, И. Соловьевой, А Попова, АСвободина; истории науки - Э. Морена, В. Сойфера, ЖМедведева, С.Шноля; истории диссидентского движения - Л. Алексеевой, А Безбородова, Е. Пивовара и М. Мейера и др. Такие явления культуры, как молодежная мода и массовая культура, нашли свое отражение в работах В. Славкина и Э. Хруцкого, а также послужила материалом для теоретических исследований социологов и культурологов Л. Ионина, А.Гофмана, Т.Щепанская и др.
Первая обобщающая работа, в которой была сделана попытка рассмотреть «оттепель» как самостоятельное, исторически закономерное, идейно неконъюшаурное, стилистически оформленное явление культуры, принадлежит П. Вашпо и А. Генису. В этом же ряду можно назвать отдельные статьи Н. Ивановой, Л. Аннинского, Ю. Шрейдера и др.
Исгочниковая база настоящего диссертационного исследования отличается видовым разнообразием как художественных текстов, так и публицистических материалов, мемуаров.
Главная роль в источниковой базе работы принадлежит художественной литературе, а именно тем произведениям, которые вызвали в то время наибольший резонанс в обществе и могут считаться своеобразной «визитной карточкой» эпохи. Это - «Районные будни» В. Овечкина, «Оттепель» И. Эренбурга, «Один день Ивана Денисовича» А. Солженицына, а также многочисленные тексты представителей так называемой «молодежной прозы» и «молодой поэзии». Творчество В. Аксенова, А. Гладилина, Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной, Б. Окуджавы послужило специальным материалом данного исследования. В систематизированном виде литературные памятники 50-60х годов представлены серией книг «Оттепель», подготовленной С. Чуприниным. Издание, помимо литературных произведений, включает хронику важнейших событий с комментариями и оценками современников. К сожалению, издание серии, прерванное событиями 1991 г., осталось незавершенным, как и сама эпоха «оттепели».
Другой тип источников, представленных в работе - мемуарная литература и интервью. Он связан с именами И. Бродского, А. Козлова, Э. Неизвестного, С. Довлатова, В. Высоцкого, Ю.Визбора и др.
Еще один тип источников, широко используемый в диссертации, - это кинофильмы и театральные постановки тех лет, а также произведения телевизионной массовой культуры. В этой связи можно назвать творчество таких кинорежиссеров, как М. Калатозов, («Летят журавли»), М. Хуциев («Застава Ильича»), Г. Чухрай («Сорок г, первый»), Э. Рязанов(»Карнавальная ночь»), М. Ромм («Девять дней одного года»), деятельность Театра на Таганке и «Современника», анализ таких культовых для советского зрителя телепередач, как КВН и «Голубой огонек». Значительное место среди источников заняла пресса тех лет: журналы «Юность» и «Новый мир», газеты «Комсомольская правда» и «Литературная газета».
Термин «шестидесятник» был введен в оборот в 1960 году критиком С. Рассадиным в его статье «Шестидесятники», опубликованной в журнале «Юность», где речь шла о писателях нового литературного поколения, их героях и читателях. Поэтому не случайно среди источников такое большое место занимают произведения произведения художественной литературы. В ней (а также в публицистике и критике) находят отражение такие особенности жизни общества, которые не фиксируются другими категориями источников.
Происходит это, по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, в силу действий законов жанра: отражение духа времени - на общественном и личностном уровне - всегда было главной задачей литературы, что прежде всего касалось литературы, принадлежащей перу очевидцев (такова, например, «лейтенантская» или «городская» проза 50-60 годов). Во-вторых, уникальность художественной литературы как исторического источника определяется особой ролью в жизни российского общества. Литература всегда была в нем чем-то большим, чем областью художественного творчества. В силу специфики организации политической жизни, литература наряду с решением чисто художественных задач, несла и огромную дополнительную нагрузку в качестве канала общения между людьми и нередко -общественной трибуны.
Поскольку в поле анализа находятся не собственно литературные, а более широкие - общественные процессы, то для данного исследования прежде всего важны те литературные произведения, которые вызвали наибольший резонанс в обществе, т. е, как было нами отмечено, стали «лицом явления». О роли литературы как источника для изучения периода «оттепели» говорит и тот факт, что идейными лидерами шестидесятничества и творцами, формирующими эстетику культуры «оттепели» по праву считаются представители именно этой области художественного творчества - В. Аксенов, Е. Евтушенко, А. Вознесенский, Р. Рождественский. Именно они и пытаются в своих произведениях осмыслить феномен «оттепели» и шестидесятничества одновременно и «изнутри» явления - не только как современники тех лет, но и как непосредственные создатели идеологии шестидесятничества - и «снаружи», с позиций теперешнего времени.
Среди таких произведений можно назвать романы В. Аксенова «В поисках грустного беби» и «Круглые сутки нон-стоп», серию очерков Э. Хруцкого « Кровавая оттепель», стихотворения Е. Евтушенко « Шестидесятники» и « Пусть наше дело давно труба.» и его последний роман « Не умирай прежде смерти», а также многочисленные публикации в 1989 - 91 годах в «Литературной газете» и журнале «Огонек»; стихотворения А. Вознесенского «Прощание с Политехническим» и «Пусть наше дело давно труба», его сборник « На виртуальном ветру», блокнотные записи последних лет « Себя нам простить легко.» Р. Рождественского, книгу В. Славкина « Памятник неизвестному стиляге». К теме шестидесятничества и «оттепели» обращались и такие известные мастера, как писатель и киносценарист А. Адамович («Мы - шестидесятники»), прозаик Ю. Даниэль («Говорит Москва» и «Искупление»), кинорежиссеры М. Хуциев («Застава Ильича») и М. Козаков («Покровские ворота»), «Стиль 60-х» проявил себя и на уровне массовой культуры: возрожденный КВН и такие шлягеры того времени как «Черный кот», «Ландыши», «Королева красоты», являющиеся и сейчас хитами, говорят о том, что эстетика 60-х годов настолько глубоко проникла в структуры повседневной российской культуры, что стала ее неотъемлемой частью и спустя почти полвека, в историческом контексте совсем другой эпохи.
Публицисты также пытаются размышлять над феноменом шестидесятничества и значением «оттепели» в истории нашей страны; в качестве примеров подобных размышлений можно назвать статьи Н. Ивановой «Сладкая парочка» («Знамя», № 5, 1994), Л. Аннинского «Шестидесятники, семидесятники, восьмидесятники.» («Литературное обозрение», № 9, 1991 ), Ю. Шрейдера «Двойственность шестидесятых» («Новый мир», №8,1992), А Пятигорского и И.Смирнова « О времени и о себе» ( « Независимая газета», 10.11.1995).
Нельзя не отметить еще одну группу источников: это материалы бесед и интервью с людьми, пережившими то время и предложившими свой взгляд на события тех лет. Особая благодарность А Ю. Даниэлю, Е. А Евтушенко, а также десяткам людей, пожелавшими остаться неизвестными, чьи оценки, мнения, суждения, просто рассказы о своей жизни помогли мне понять и прочувствовать ту эпоху «изнутри».
Данная диссертация - результат впервые предпринятой в отечественной науке попытки рассмотреть эпоху «оттепели» как единую, законченную стилистическую структуру. В ней впервые в отечественной науке предпринята попытка рассмотрения эпохи «оттепели» как единой, законченной эстетической и стилистической системы. Проведенный культурно-семантический анализ позволил выявить новые пласты в текстах, прежде всего художественных, считавшиеся хорошо известными и малоинформативными. Предложенная в работе направленность осмысления феномена «оттепели» дает возможность преодолеть как «фрагментарно-локальный», так и полигазированно-присграстный характер изучения культуры этой эпохи и проанализировать ее системно и многоаспектно. Также в диссертации были впервые вскрыты и проанализированы механизмы трансформации единой стилевой тоталитарной культуры сталинского образца в мношстилевую, эклектичную и принципиально дробную.
Различные аспекты культуры сталинского периода и культуры периода «оттепели», их взлет и крушение, неоднократно рассматривались в российских научных кругах, однако все их характеристики лежали в политической плоскости, а их генезис имел исключительно идеологические причины. Автор впервые в отечественной науке утверждает концепцию, согласно которой, истоки и причины крушения Большого Стиля тоталитарной эпохи и складывание разностилевой плюралистической культуры «оттепели» находятся не в области политической сферы, а в области повседневной культуры, подтверждая это на примерах анализа конкретных текстов и динамики культурных кодов тех эпох.
С точки зрения науки, работа закрывает существенный пробел в истории отечественной культуры XX века, раскрывает механизм эпохи «переходного времени», что делает методы и результаты диссертации значимыми и с точки зрения современной жизни страны, ситуации ее социокультурной трансформации, также являющейся «переходной». Диссертация позволяет по-новому рассмотреть целый ряд тем, а также ввести новые темы в курсах мировой и отечественной культуры и культурологии. Результаты работы имеют значимость и с точки зрения практики экономической, культурной и информационно-идеологической политики. Диссертационная работа имеет научно-практическое значение; которое заключается в возможности использования ее результатов как в научно-исследовательской, так и в педагогической работе. Материалы диссертации могут войти в нормативные и специальные учебные курсы по отечественной культуре, истории русской литературы 50 - 60-х годов и общественной мысли этого периода.