Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ / Языкознание

Лексика перевода "Витязя в барсовой шкуре" на язык иврит

Диссертация

Автор: Гоциридзе, Манана Арчиловна

Заглавие: Лексика перевода "Витязя в барсовой шкуре" на язык иврит

Справка об оригинале: Гоциридзе, Манана Арчиловна. Лексика перевода "Витязя в барсовой шкуре" на язык иврит : диссертация ... кандидата филологических наук : 10.02.17 Тбилиси, 1985 144 c. : 61 85-10/1139

Физическое описание: 144 стр.

Выходные данные: Тбилиси, 1985






Содержание:

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I ЛЕКСИЧЕСКИЕ ИННОВАЦИЙ В ПЕРЕВОДЕ "ВИТЯЗЯ В БАРСОВОЙ ШКУРЕ" НА ЯЗЫК ИВРИТ
§ I Морфологическое словообразование
§ 2 Сложные слова (лексико-сйнтаксическое словообразование)
ГЛАВА П ОСОБЕННОСТИ СЛОВОУПОТРЕБЛЕНИЯ В ПЕРЕВОДЕ "ВИТЯЗЯ В БАРСОВОЙ ШКУРЕ" НА ЯЗЫК ИВРИТ
§ I Семантические изменения
§ 2 Об индивидуальном употреблении фразеологизмов Лг /
ГЛАВА Ш СТИЛИСТИЧЕСКИЕ И :'ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ ПЛАСТЫ
ЛЕКСИКИ ПЕРЕВОДА "ВИТЯЗЯ В БАРСОВОЙ ШКУРЕ" НА ЯЗЫК ИВРИТ
ГЛАВА 1У LICENTIA РОЕТ 1С А В ПЕРЕВОДЕ "ВИТЯЗЯ В
БАРСОВОЙ ШКУРЕ" НА ЯЗЫК ИВРИТ
ВЫВОДЫIII

Введение:
Витязь в барсовой шкуре" относится к числу тех памятников мировой литературы, которые не вмещаются в духовные и пространственные рамки создавших их народов и делаются посредством переводов достоянием всего человечества.
Поэтому появление каждого нового перевода бессмертной поэмы привлекает пристальное внимание специалистов и широкой общественности. Различные аспекты этих переводов становятся предметом многочисленных исследований, в том числе монографических*.
Большой интерес вызвал и еврейский^ перевод "Витязя в барсовой шкуре", выполненный с грузинского Борисом Гапоновым и вышедший в свет отдельной книгой в израильском издательстве "Сиф-рият поалим" ("Рабочая библиотека") в апреле 1969 года^.
Еще раньше отрывки из гапоновского перевода печатались в приложении Тель-Авивской газеты "Аль-Хамишмар" ("На страже"). Издание 1969 года выполнено на высоком полиграфическом уровне, снабжено научным аппаратом, в частности, предисловием редактора, известного еврейского поэта и переводчика А. Шпионского, кратким вступлением и комментариями с шлого Гапонова, обширным исследова
1 См. напр.: С. Иорданишвили. Русский перевод
К. Бальмонта "Носящий барсову шкуру". Тб., 1964 (на груз, яз.); Дж. Гагнидзе. Венгерские переводы "Витязя в тигровой шкуре". Тб., 1975 (на груз, яз.); Н. Андроникашвили. Английские переводы "Витязя в тигровой шкуре". Тб., 1984 (на груз. яз.).
2 Под термином "еврейский" понимается "имеющий отношение к языку иврит".
3 Перевод выполнен с издания 1957 года. нием А. Барамидзе, озаглавленньм "Шота Руставели и его произведение", и украшено иллюстрациями художника ХУП века М. Тавака-рашвили. Интерес к еврейскому переводу "Витязя в барсовой шкуре" и к его автору Б. Гапонову подтверждается многочисленными статьями и рецензиями, опубликованными как в нашей печати, так и за рубежом*. Отдельно следует сказать об обширной статье р
3. Кикнадзе , в которой ряд выборочных строф рассматривается как
I Назовем некоторые из них: Р. Габечава. "Витязь в барсовой шкуре" на классическом еврейском языке. "Литературули Сакартвело" ("Литературная Грузия"), 18.1У.1969, № 16 (1653) (на груз, яз.); М. Мамиствалишвили, М. Джанашви-л и. Еще один перевод. "Вечерний Тбилиси", 25.У1.1969, № 147 (4900); Г.Цицуашвили. Руставели на языке Соломона Мудрого. "Комунисти", 30.УШ.1969, № 201 (I450I) (на груз, яз.); И. Гагулашвили. Второе издание "Витязя в барсовой шкуре" на классическом еврейском языке. "Литературули Сакартвело" ("Литературная Грузия"), II.ХПЛ970, № 50 (1737) (на груз, яз.); Его же. Борис Талонов. "Литературули Сакартвело" ("Литературная Грузия"), II.УШ.1972, № 32 (1825) (на груз, яз.); А. Б ар а м и д з е. Памяти Бориса Гапонова. "Мнатоби", 1978, № 9, Тб., сс. 186-190 (на груз. яз.);У/. Arnold. Das georgische Nationalepos in Israel (zur hebraischen tfbersetzung des "Recken in Pantlierfell" von Schota Rusthaveli). "Basler Nachrichten", 18. IX. 1969, N 389 (груз, перевод: Изв. АН ГССР, серия языка и литературы, 1969, № 6, с. 242) и др.
23. Кикнадзе. Еврейский перевод "Витязя в барсовой шкуре". Изв. АН ГССР, серия языка и литературы, 1975, № I, сс. 32-48. в смысле поэтической техники, так и с точки зрения содержания, и при этом особо подчеркивается материальная близость перевода с подлинником, заключающаяся в воссоздании рифм последнего, а также его маджам (омонимичных рифм) и аллитераций. Значительное место отведено в статье передаче руставелевских метафор и других художественных образов.
Рецензенты единогласно признают гапоновский перевод интереснейшим языковым явлением, а самого переводчика виртуозным знатоком языка иврит и искусным словотворцем, которому удалось отобразить не только смысловое содержание и эмоциональную выразительность подлинника, но и, в определенной мере, его словесно-структурное оформление. Иными словами, Гапонову оказалось под силу разгадать всю прелесть оригинала и передать то, что В.В. Иванов называет "поэтической моделью": "Под поэтической моделью текста понимается его поэтическое значение, не сводимое к значению подстрочника, потому что в поэтическую модель входит не только непосредственное содержание стихотворения, в какой-то мере поддающееся прозаическому пересказу, но и модель структуры стихотворения"*.
Б. Гапонов родился в 1934 году в Крыму, в городе Евпатории. Отец Бориса, русский по национальности, погиб на фронте. В 1946 году семья Гапоновых переехала в Грузию и поселилась в городе Кутаиси, где Борис и закончил среднюю школу. Таким образом, Гапонов уже в детстве овладел грузинским языком и одновременно,
I. В.В. Иванов. Лингвистические вопросы стихотворного перевода. Труды Института IM и ВТ АН СССР, вып. 2, "Машинный перевод", М., 1961, с. 370. с помощью своего деда (по материнской линии), бывшего большим, талмудистом и отличным знатоком классического еврейского языка, основательно изучил иврит. Затем Гапонов учился в Москве, в Институте восточных языков при МГУ, а после возвращения в Кутаиси долгое время работал корректором в редакции одной из газет. В течение многих лет Гапонов занимался переводами на иврит произведений русских и грузинских классиков. С русского он перевел сочинения М. Лермонтова, с грузинского же - отдельные стихотворения Н. Бараташвили, И. Чавчавадзе, А. Церетели. Венцом его переводческой деятельности явился перевод "Витязя в барсовой шкуре", который, по нашему мнению, становится вровень с оригиналом своей собственной неповторимостью.
Гапонов занимался и исследовательской работой, намеревался, в частности, написать книгу "Руставели и Библия", но безвременная кончина оставила его замысел неосуществленным. Мы располагаем лишь его небольшой статьей "Библейские мотивы в творчестве Руставели", которая опубликована после его смерти и является только постановкой проблемы*. Скончался Б. Гапонов в 1972 году в городе Рамат-Гане, близ Тель-Авива, куда его, безнадежно больного, незадолго до смерти привезла мать.
Как видно из вышесказанного, Гапонов обладал всеми необходимыми данными для осуществления адекватного во всех отношениях перевода классической грузинской поэмы. Это прежде всего безукоризненное знание языков подлинника и перевода, осведом
I Б. Гапонов. Библейские мотивы в творчестве Руставели. Изв. АН ГССР, серия языка и литературы, 1979, № 2, сс.174-180. ленность в области классической еврейской литературы, в том числе средневековой поэзии, а также доскональное знание переводимого материала и овладение научным подходом к тексту. Все это, вкупе с поистине художническим, талантом, позволило Гапонову создать, выражаясь словами Л. Гинзбурга*, одну из самых таинственных и прекрасных иллюзий, заставив нас поверить, что перед нами произведение, как бы изначально написанное на том языке, на ко2 тором создан перевод .
За перевод "Витязя в барсовой шкуре" Б. Талонов был удостоен литературной премии имени Шауля Черниховского, известного еврейского поэта и переводчика, который, кстати, в 1939 году предпринял первую попытку приобщить к родной словесности эпос Руставели, но успел перевести только 36 строф. Интерес к "Витязю", верность которому со стороны грузинского народа сравнима, о по словам швейцарского писателя и литературоведа Курта Гогофа , лишь с верностью евреев своей священной Книге, особенно заост
1 Л. Гинзбург. Над строкой перевода. Статьи разных лет. М., 1981, с. 34.
2 Ср. слова А. Шпионского, характеризующие гапоновский перевод и так часто цитируемые в указанных выше статьях и рецензиях: "Читая еврейский перевод этого классического грузинского сочинения, порой кажется,что перед тобой еврейская рукопись, обнаруженная якобы в одной из сокровищниц".
3 К. Г о г о ф. Литература Грузии (отрывок). - В кн.: Руставели в мировой литературе. П, Тб., 1978, с. 214. рился в Израиле после того, как в I960 году в Иерусалиме побывала научная экспедиция в составе академиков Академии наук Грузинской ССР А.Г. Шанидзе, Г.В. Церетели, И.В. Абашидзе. Грузинские ученые посетили в первую очередь тот самый Крестовый монастырь, где, по преданию, окончил свои дни удалившийся в Палестину Шота Руставели*. Небезынтересно, что в Иерусалиме действор вал специальный семинар, посвященный Руставели и его поэме , перевод которой вскоре стал одним из заметных событий не только переводной, но и оригинальной еврейской литературы.
Не вызывает сомнений вклад талантливого переводчика Б. Га-понова в обогащение лексики современного языка иврит. Об этом красноречиво свидетельствует тот факт, что ряд лексических единиц (на буквы q - t), являющихся собственностью перевода поэмы Руставели, зарегистрирован в одном из наиболее авторитетных толковых словарей языка иврит^, с привлечением соответствующих иллюстраций, а гапоновский перевод наряду с переводами других крупнейших памятников мировой литературы включен в список источников словаря. Этим и обусловлен, главным образом, выбор данного корпуса в качестве материала диссертации.
1 См. об ЭТОМ: Ch. W а г d i. The Monastery of the Cross. "Christian News from Israel", 1960, XI, N 1,pp.20-24;E г о же.
In Quest of a Tomb. "Christian News from Israel", 1960, XI, N 4» pp. 25-29 (груз, перевод: "Комунисти", 29.lfl.I96I, № 73
II986); см. также: Сквозь глубину веков. Доктор 3. Вильнай о
Шота Руставели. "Вечерний Тбилиси", З.Ш.1966, № 52 (3890).
2 См. об этом: И. Стовбун. Семинар о Шота Руставели в Иерусалиме. "Вечерний Тбилиси", 26.1.1966, № 21 (3859).
ЗА. Even-S osan. Hamilon hehadas. 7 т. Иерусалим, 1974.
Известно, что переводческое искусство, как правило, способствует обогащению языка того или иного народа, раскрытию его неиспользованных резервов. Для израильской литературы переводы имеют особое значение. Ленинградский писатель-гебраист А. Белов писал об этом: "Мастерские переводы лучших произведений мировой литературы выявляют новые, подспудные возможности иврита. Они обогащают его лексику, фразеологию, иногда даже грамматические формы, дают права гражданства новой метафорической образности, новым тропам, новым крылатым словам"^.
Говоря о мастерстве переводчика, нужно подчеркнуть, что и ему, наравне с писателем, принадлежит честь быть создателем родного языка, а вместе с тем и полная ответственность за его чистоту и богатство . Все это вполне применимо к еврейским переводчикам, которые наряду с писателями и журналистами вносят весомый вклад в дело расширения словарного состава совреQ менного языка иврит .
Отметим, что современный язык иврит имеет очень свое
1 А. Белов. А. Шлионский - переводчик "Евгения Онегина". - В кн.: Мастерство перевода. Вып. I, М., 1964, с. 324.
2 См.: С. В л а х о в, С. Ф л о р и н. Непереводимое в переводе. Реалии. - В кн.: Мастерство перевода. Вып. У1. М.,1970, с. 456.
3 E.Y. Kutscher. A History of the Hebrew language.
Leiden, 1982, p. 267. образный, свойственный ему одному статус. Если в любом другом языке можно выделить различные исторические слои или пласты, из которых практическим значением обладает только последний, то с языком иврит дело обстоит иначе. Этот язык, возродившийся после перерыва, длившегося приблизительно 1700 лет, не только содержит в себе характерные особенности предыдущих исторических слоев, но и продолжает заимствовать языковые формы из первых ступеней своей жизни. Такие заимствования встречаются по преимуществу в литературе, а не в обыденной речи. Известно, что язык художественной литературы на любой ступени развития более активен, чем обыкновенный язык*.
Вышесказанное прежде всего касается стихотворного языка. Ведь поэзия - та отрасль литературного творчества, которая использует все без исключения языковые ресурсы^.
В силу такой тесной взаимосвязи древнего и нового некоторые еврейские лингвисты утверждают, что при описании современного языка иврит синхронный и диахронный планы не моо гут быть четко разграничены . Лингвистические исследования,
1 Характеристика статуса современного языка иврит дана в работе: Y. Н а у о п. Relativization in Hebrew. A Transformational approach. The Hague-Paris, 1973, p. 6.
2 J. M a t h e ,w s. Third Thoughts on translating poetry. "On Translation", Cambridge, Massaehussets, 1959, p. 73.
3 y. н а у о п. Указ. соч., с. б; см. об этом еще: е. и 1-lendorff. Modern Hebrew as a Subject of Linguistic Investigation. JSS, vol. II, N 3, 1957, pp. 252-253. начиная с периода 'Таскали"*, относятся к одному из двух видов:
I) штудии, написанные с так называемой панхронической точки зрения; 2) исследования, описывающие определенный корпус, в частности, содержащие анализ грамматических фактов языка того 2 или иного писателя или литературного произведения .
Что же касается изучения лексикологических аспектов языка писателя, особенно со стороны того нового, созданного самим писателем, что вошло в систему литературного языка, то в этой о области в гебраистике сделано еще очень мало .
Писатели и поэты, правда, не всегда выступают в качестве новаторов в сфере лексики, но тем не менее их словари дают ценный материал для характеристики общего состояния лексики в изучаемый период. Ведь язык, по словам О.С.Ахмановой, выступает по отношению к отдельным произведениям речи как общее по отношению к отдельному и существует лишь в речи и через речь^. Только через изучение диалектики общего и отдельного
1 "Гаскала" ("Просвещение") - просветительское движение, возникшее в Германии в конце 18 в. Просветители боролись в основном против религиозного фанатизма, за усвоение светской культуры и за гражданское равноправие.
2 Y. Н а у о п. Указ. соч., с. 7.
40.С. Ахманова. Очерки по общей и русской лексикологии. М., 1957, с. 93. можно понять природу, сущность явления, пути превращения случайного в необходимое^. Отсюда важность и актуальность исслер дования лексики отдельного автора или произведения вообще , и для современного языка иврит в частности. Как нам кажется, ценным в этом отношении источником является перевод "Витязя", на материале которого можно наблюдать не только особенности словоупотребления переводчика, но и лексические явления, характерные для языка его эпохи.
В гебраистике известны некоторые исследования, посвященные лингвистическим аспектам художественной литературы периода Гаскалы. Например, А. Порт. Пути лексикографии в просветительской литературе (Darke haleksiqografiya lesifrut hahas'kala. Ье-sonenu, 1936)? А. Авронин. Об источниках языка Менделе (Lime-qorot lesono ?el Mendele. be^onenu, 1,939) J D. Patterson, Some
1 "Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отдельного" - В.И. Ленин. Соч., т. 29, М., 1963, с. 318.
2 В советском языкознании известно немало работ, в том числе и диссертаций, написанных на материале произведений художественной литературы. Напр., Л.А. Войкова. Лексика поэзии Державина. Л., 1954; Н.Л. Юзбашева. Особенности лексики романа А. Толстого "Петр Первый" как исторического произведения. Л., 1954; О.Л. Красильникова. Фразеологический состав поэмы Н.В. Гоголя "Мертвые души". Харьков, 1953; Ю.С. Язикова. Словоупотребление М. Горького (по повести "В людях"). Автореф. канд. дисс., Л., 1962; А.Б. С а б и р о -в а. К взаимодействию узуального и индиви,пуально-авторского в
Linguistic Aspects of the Nineteenth-Century Hebrew Novel (JSS, 7, I962)1.
Вопросы лексики современного языка иврит разрабатываются в работах израильских лингвистов А. Бен-Ора (Язык и стиль. Тель-Авив, 1965); И. Клаузнера (Язык иврит - язык живой. Иерусалим, 1949), Х.Б. Розена (Наш иврит. Тель-Авив, 1956), Р.К. Ландау (К способам образования фразеологических оборотов в современном иврите. "Лешонену", № 2, т. 35, 1971) и некоторых 2 других .
Вопросам лексики современного языка иврит посвящены также исследования советских и европейских гебраистов (Ф.Л. Шапиро. Некоторые пути и источники пополнения словарного состава современного языка иврит. В кн.: Семитские языки. М., 1963; D.M. Корниенко. Лексикология и фразеология языка иврит. Курс лекций. М., 1979; Ш. Masson. Les mots nouveaux en hebreu moderns ne. Paris, 1976 и др.). языке и стиле писателя (на материале фразеологии романов Л. Фейхтвангера). Автореф. канд. дисс., Тб., 1975.
1 Эти работы приводятся в уже упомянутой нами книге Кучера. - E.Y. Kutscher. A History of the Hebrew Language, pp. 189-192.
2 К сожалению, нам не удалось познакомиться с называемой тем же Кучером работой - a. Sarfatti. Hebrew Semantics. Jerusalem, 1978.
3 Работа м. Masson-a, к сожалению, нам не стала доступна.
Бесспорный интерес представляют исследования, посвященные вопросам лексики и семантики библейского еврейского языка. К таковым относятся, например, G.Fohrer. Twofold Aspects of Hebrew Words (в КН.: "Words and Meanings". Cambridge, 1968); D.J. Kamhi. The Term TO ;AR in Hebrew and its status as a Grammatical Category (BSOAS, Vol. XXXIV, p.2, London, 1971); J.Palache. Semantic notes on the Hebrew lexicon (Leiden, 1959).
Отдельные замечания лексикологического характера содержатся также в грамматиках современного языка иврит и более ранних его форм (например, Wilhelm Gesenius1 hebraische Grammatik. Vollig umgearb. iron E. Kautzch. Lpz., 1909 ; M.H. Segal. A Grammar of Mishnaic Hebrew. Oxf., Clarendon, 1978; D. Cohen, H. Za-frani. Grammaire de l'hebreu vivant. Paris, 1968 и др.) и в работах по истории языка иврит (например, W. Ge-senius. Geschichte der hebraischen Sprache und Schrift. Eine philologisch-historische Einleitung in die Sprachlehren und Worterbucher der hebraischen Sprache. Lpz., 1815; E.Y. Kutscher. A History of the Hebrew Language. Leiden, 1982).
По мере того как нами помимо лексикологических аспектов затрагиваются - прямо или косвенно - вопросы словообразования, морфологии и фонологии языка иврит, в диссертации содержатся также ссылки на работы советских и зарубежных лингвистов, посвященные данной проблематике.
Отдельно следует сказать об использованных в нашей рабо
I Имеющийся русский перевод - В. Гезениус. Еврейская грамматика. СПб., 1974, - на который мы неоднократно ссылаемся в нашей работе, выполнен проф. К. Коссовичем с 20-ого издания 1866 г. те словарях. Это прежде всего большие толковые словари языка иврит типа тезауруса, например, Е. Ben Yehuda. A Complete Dictionary of Ancient and Modern Hebrew. 8 Vols. (New-York-bon-don, 1960)j Я. Кенаани. Сокровища различных периодов языка иврит ( 'osar hala&on ha'ivrit litequfoteha hasonot. 7т.*, Иеру-салим,-Тель-Авив, 1962-1966), уже упомянутый нами "Новый словарь" А.Евен-Шошана (Hamilon hehadas, 7 т., изд. 5-ое, Иерусалим, 1974). Здесь же следует назвать "Словарь современного словоупотребления в языке иврит" (СЕЯ), составленный Й. Гуром (Тель-Авив, 1965), И несколько двуязычных словарей ( R.Grossman. Compendious Hebrew-English Dictionary.Tel-Aviv, 1962; Ф.Л. Шапиро. Иврит-русский словарь. М., 1963; М. Дрор. Еврейско (иврит)-русский словарь. Тель-Авив, 1975).
Диссертация состоит из введения, четырех глав и выводов.