Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / АРХИТЕКТУРА / Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия

Метаморфозы архитектурно-градостроительной концепции развития центра (центрального ядра) Москвы в 1920-е - 1930-е гг.

Диссертация

Автор: Старостенко, Юлия Дмитриевна

Заглавие: Метаморфозы архитектурно-градостроительной концепции развития центра (центрального ядра) Москвы в 1920-е - 1930-е гг.

Справка об оригинале: Старостенко, Юлия Дмитриевна. Метаморфозы архитектурно-градостроительной концепции развития центра (центрального ядра) Москвы в 1920-е - 1930-е гг. : диссертация ... кандидата архитектуры : 18.00.01 / Старостенко Юлия Дмитриевна; [Место защиты: Моск. архитектур. ин-т] - Москва, 2009 - Количество страниц: 218 с. Прил.(262 с.: ил.) Москва, 2009 218 c. :

Физическое описание: 218 стр.

Выходные данные: Москва, 2009






Содержание:

Введение Представления об архитектурно-градостроительном развитии Москвы 1920-х- 1930-х гг и особенности периодизации в современной историографии этого вопроса
Глава I Истоки концепции 1851 -1917 гг
11 Проблемы Москвы и Петербурга: причины и пути решения
12 Представления об облике Москвы и Петербурга
13 Идея мемориального проспекта и идея главного здания города как здания-памятника в Москве и Петербурге
Глава П Формирование концепции 1918 - 1936 гг
111 Принципы развития и проекты планировки города
112 Представление об облике Москвы как столицы СССР
113 Идея главного здания города как здания-памятника и идея мемориального проспекта
Глава III Реализация концепции 1925 — 1941 гг
III 1 Застройка в соответствии с проектами планировки города
1112 Воплощение представлений об облике Москвы как столицы СССР
1113 Строительство Дворца Советов и реконструкция Аллеи
Ильича

Введение:
Актуальность исследования. Многие принципы, в соответствии с которыми сегодня развивается Москва, сформировались еще в первые десятилетия советской власти. Некоторые из них возникли стихийно, под влиянием разного рода факторов и обстоятельств, другие — под влиянием еще дореволюционных трудов по теории городского благоустройства, третьи были результатом политики, проводимой руководством страны и направленной на создание образа столицы первого в мире социалистического государства. Именно тогда утвердилось представление о необходимости сохранения радиально-кольцевой планировочной структуры города, было начато строительство московского метрополитена, определены направления реконструкции железнодорожного узла города, оформились основные принципы реконструкции центрального ядра Москвы и отношение к исторической застройке. За два десятилетия Москва (преимущественно ее центр) кардинальным образом изменилась. На • смену «первопрестольной» столице Российской Империи пришла иная Москва — столица СССР. Были безвозвратно утрачены многие памятники московской старины. Изменился масштаб городской застройки. Улицы города изменили облик, став привычными сегодня широкими магистралями, залитыми асфальтом.
Однако, несмотря на популярность как архитектуры советского авангарда 1920-х гг., так и мероприятий по реконструкции Москвы 1930-х гг., этот ключевой этап развития города (1920-е - 1930-е гг.) изучен мало. Ставшее уже традиционным противопоставление этих двух десятилетий заслоняет собой эволюционные процессы в развитии города. Архитектура и градостроительство советской Москвы, начиная с 1918 г., рассматриваются в специализированной литературе преимущественно как перечень знаковых проектов изданий только в контексте советской архитектуры В! целом. Такое изучение мероприятий по реконструкции города вне общих тенденций его развития, вне связи с проблемами развития города до 1918 г. не дает ответа на многие вопросы. Недостаточная изученность причин реконструкции Москвы в 1920-е - 1930-е гг. и факторов, определивших методы этой реконструкции, приводит к тому, что сформировавшиеся под влиянием той эпохи и ставшие с течением времени догмой представления о путях развития Москвы часто повторяются сегодня без критического переосмысления, столь необходимого в новых условиях. Все это заставляет обратиться к изучению реконструкции Москвы 1920-х— 1930-х гг., в частности к изучению изменений, которым на протяжении этого периода подверглись представления об облике Москвы как столицы страны Советов и I взгляды на развитие как города в целом, так и его центрального ядра.
Степень изученности-вопроса. Москва 1920-х- 1930-х гг., как и дореволюционный период развития города, на протяжении многих десятилетий была обделена вниманием исследователей. Причина того — противоречивость и неоднозначность первых десятилетий советской власти, многократные отказы от предшествующих этапов развития архитектуры: в 1917 г., когда был провозглашен разрыв с архитектурой царской России; в 1932 г., когда забвению был предан советский авангард, и в 1955 г., когда в русле борьбы с украшательством начало формироваться негативное отношение к т.н. сталинской архитектуре, которое во многом и определило современный взгляд на историю советской архитектуры.
В 1960-е гг. поиск новых путей развития советской архитектуры положил начало изучению отечественной архитектуры 1920-х гг. Имена рационалистов, конструктивистов и их архитектурные и градостроительные проекты стали широко известны и даже популярны. Увлечение этой эпохой привело в 1960-е — 1970-е гг. к формированию представления о том, что после 1932 г. советская архитектура перестала существовать. С этим представлением^ уживалось другое, оставшееся в наследство от официальной истории советской архитектуры образца 1930-х гг., согласно которому реконструкция Москвы началась с Генерального плана 1935 г., а сам Генеральный план целенаправленно создавался с 1931 г. Именно этими представлениями о 1920-х гг., как о времени^архитектуры советского авангарда, и о 1930-х гг., как о времени реконструкции Москвы, объясняется тот факт, что вопросы реконструкции Москвы 1920-х гг. в специализированной литературе практически не освещаются, а изучение архитектуры сталинской эпохи, которое началось в 1980-е гг., сводится, как правило, к рассмотрению проектирования Дворца Советов и Генерального плана 193 5- г.
Исследование истории отечественной архитектуры рубежа Х1Х-ХХ вв. и вопросов развития Москвы того периода началось в 1970-е гг. Вслед за авангардом были реабилитированы такие понятия, как «эклектика», «модерн». Начали появляться публикации Е.И. Кириченко о дореволюционной Москве. Город в этих публикациях рассматривался вне связи с последующим этапами его развития, что также было наследием эпохи 1920-х - 1930-х гг., но при этом — как самостоятельный, заслуживающий отдельного внимания объект исследования, а не как набор отдельных достопримечательностей.
О реконструкции Москвы- 1920-х гг. при видимом большом количестве книг, посвященных архитектуре этого периода,, написано не очень много. В книгах В.Э. Хазановой рассматриваются* отдельные крупные архитектурные и градостроительные проекты, разрабатывавшиеся для Москвы 1920-х гг., особое внимание уделяется многочисленным объединениям архитекторов, которые были, неотъемлемой частью архитектурной жизни Москвьь того времени, подробно- освещаются» споры времени градостроительной' дискуссии рубежа
1929-1930 гг. и появившиеся тогда проекты преобразования* Москвы. В'фундаментальном двухтомнике «Архитектура советского авангарда» С.О. Хан-Магомедоваг Москва 1920-х гг. и создававшиеся для нее проекты также рассматриваются в первую очередь в русле развития архитектуры советского авангарда и дискуссий о соцрасселении.
Публикаций по истории реконструкции Москвы 1930-х гг., как и публикаций по советской архитектуре того времени, крайне мало. На протяжении ряда лет едва ли не единственным источником информации об архитектуре
1930-х гг. была серия монографий «Мастера советской архитектуры» о творчестве наиболее известных архитекторов, выпускавшаяся с середины 1970-х гг., где их работы 1930-х гг. рассматривались наравне с работами 1920-х гг. и работами дореволюционного периода. Чуть позднее появились публикации М.И. Астафьевой-Длугач, Ю.П. Волчка и др., посвященные отдельным событиям в жизни Москвы 1930-х гг., в первую очередь Дворцу Советов и Ге-% неральному плану 1935 г. Современные публикации об архитектуре 1930-х гг. (например, работы Д. Хмельницкого) также отличаются узкой направленностью, и реконструкция Москвы 1930-х гг. упоминается в них лишь в связи с Дворцом Советом и другими знаковыми событиями в жизни города.
В книгах об истории Москвы XX в., как правило, представлены только наиболее известные здания города первых двух десятилетий советской власти с кратким описанием, т.е. лишь осуществленные проекты из множества разрабатывавшихся в те годы. Исключением можно считать двухтомник «Москва. 850 лет», выпущенный к юбилею столицы, где второй том был посвящен социалистической реконструкции Москвы 1917-1992 гг. Авторами отдельных разделов в этом издании были H.H. Броновицкая, Ю.П. Бочаров и др. специалисты, занимающиеся вопросами реконструкции Москвы Л 920-х— 1930-х гг.
Освещаются отдельные моменты развития города первых десятилетий советской власти в статьях в специализированных журналах, сборниках НИИТАГа («Архитектурное наследство», «Архитектура в русской культуре»). В-них, кроме уже названных исследователей, можно найти статьи Э.А. Сиренко
• автора исследования по плану «Новая Москва» и планировке Москвы 1920-х
• 1930-х гг.; A.B. Иконникова, В'.Л. Хайта, И.А. Казуся и др. Однако всестороннего исследования, подобного работам Е.И. Кириченко о Москве рубежа XIX-XX вв., исследования, в котором рассматривались бы все аспекты жизни города (архитектура, градостроительство, транспорт и т.п.) 1920-х - 1930-х гг., а также их взаимосвязь и влияние на дальнейшее развитие Москвы, до сих пор нет.
Данное исследование не претендует на охват всех аспектов развития города 1920-х - 1930-х гг. В нем рассматриваются вопросы- реконструкции центрального ядра города в контексте общих тенденций его развития и мероприятий по реконструкции городского хозяйства и железнодорожного узла, и, прежде всего, природа изменений, происходивших на протяжении исследуемого периода с представлениями о путях развития города и о его облике.
Цель исследования — охарактеризовать изменения принципов, установок и представлений, лежавших в основе концепции развития центрального ядра Москвы на протяжении 1918-1941 гг., в связи с изменениями задач реконструкции под влиянием преобразований в политической и общественной сферах жизни страны.
Задачи исследования: анализ предыстории реконструкции Москвы 1920-х — 1930-х гг., в том числе: анализ проблем Москвы середины XIX — начала XX вв., предлагавшихся путей решения этих проблем, а также сопоставление проблем и путей их решения в Москве и Петербурге в этот период с целью выделения' представлений и принципов, зародившихся в то время' и оказавших влияние на формирование архитектурно-градостроительной концепции развития центрального ядра Москвы в 1920-е — 1930-е гг.; определение ключевых составляющих концепции развития центрального ядра Москвы в 1920-е - 1930-е гг. на основе анализа проектов-планировки города, разрабатывавшихся на протяжении исследуемого периода, в том числе проектных предложений по реконструкции Москвы, времени*, градостроительной дискуссии рубежа 1920-х - 1930-х гг., на основе анализа знаковых событий и проектных предложений (проектов отдельных зданий, больших комплексов, проектов реконструкции основных магистралей), 'связанных с реконструкцией центрального ядра Москвы, в том числе предложений по увековечиванию памяти Ленина; выявление, анализ и характеризация изменений, происходивших на протяжении исследуемого периода с каждой из составляющих концепции и с архитектурно-градостроительной концепцией развития центрального ядра Москвы в целом; определение степени* влияния концепции и воплощения ее принципов при реконструкции центрального ядра Москвы на протяжении исследуемого периода, а также влияние концепции на последующие этапы развития Москвы.
Объектом исследования являются принципы, установки и представления, лежавшие в основе концепции развития центрального ядра Москвы, выявленные на основе анализа проектов и предложений по перепланировке и реконструкции Москвы в целом, осуществленных и неосуществленных проектов реконструкции центральных улиц города, проектов больших архитектурных комплексов, проектов отдельных зданий, разрабатывавшихся для центра города в исследуемый период, а также на основе анализа материалов архитектурных конкурсов и публикаций в специализированных периодических изданиях того времени.
Предметом исследования являются преобразования, которым на протяжении исследуемого периода под влиянием различных факторов подвергались принципы, установки и представления, составлявшие архитектурно-градостроительную концепцию развития центрального ядра Москвы, которая-была основой реконструкции центра города на протяжении 1920-х — 1930-х гг.
Границы исследования. Хронологические границьь - 1918-1941 гг. -определены следующими факторами: в 1918 г. после получения Москвой столичного статуса началась разработка первого плана развития города, в 1941 г. реконструкция города была прервана началом Великой Отечественной войны. Территориально исследование охватывает центр Москвььв понимании того времени, т.е. исторический центр города, в пределах Садового кольца и территорию предполагавшегося развития центра на юго-запад.
Метод исследования основывается на систематизации и обобщении материалов; опубликованных ранее в различных изданиях, на анализе новых материалов, выявленных в ходе изучения специализированных периодических изданий («Строительство Москвы», «Коммунальное хозяйство», «Современная архитектура», «Советская, архитектура», «Архитектура СССР» и других) и книг, вышедших в 1920-е - 1930-е гг., и проведении натурных обследований.
На защиту выносятся следующие положения: выявленные в ходе исследования дореволюционные истоки концепции развития центрального ядра Москвы 1920-х - 1930-х гг., в числе которых были принципы благоустройства городов, описанные в трудах теоретиков, предложения по решению проблем двух столиц Империи — Петербурга и Москвы, представления об облике этих двух городов, в том числе представление о
Петербурге как об идеале столичного города, перенесенное в Москву после 1918 г. архитекторами петербургской архитектурной школы; архитектурно-градостроительная концепция развития центрального ядра Москвы, в 1920-е — 1930-е гг., определившая пути реконструкции центра города в те годы и сформулированная на основе анализа как общеизвестных, так и выявленных в ходе исследования, малоизученных проектов, планировки города, проектов отдельных зданий, сооружений и комплексов, а также анализа мероприятий по реконструкции Москвы; предложенный в исследовании подход к изучению- реконструкции Москвы 1920-х - 1930-х гг. через выявление природы и механизмов реконструкции на основе сопоставлениям анализа отдельных планов, проектов и мероприятий в свете изменений в политической-и общественной сферах жизни, страны, и позволяющий рассматривать реконструкцию Москвы 1920-х - 1930-х гг. как единый поступательный процесс развития города на основании единой концепции, претерпевшей на протяжении исследуемого периода ряд метаморфоз.
Научная новизна. В исследовании мероприятия* по реконструкции Москвы исследуемого периода впервые представлены как развитие.идей; зародившихся. в начале. XX в., в том числе и в столице Империи. - Петербурге. Впервые на примере центрального ядра Москвы предложен подход к изучению вопросов.реконструкции города 1920-х — 1930-х гг., который, вопреки устоявшимся- представлениям; предполагает рассмотрение этой реконструкции как единого поступательного процесса его развития на основании единой концепции, претерпевшей на протяжении исследуемого периода ряд метаморфоз. Под метаморфозами- понимается универсальный механизм изменения^ представлег ний о планировке города, об его облике и т.п. в связи с изменениями тех задач и целей, которые они призваны обеспечивать. В-научный-обиход вводятся проекты и мероприятия, расширяющие и уточняющие сложившееся представление о реконструкции, Москвы в исследуемый период.
Представлениягоб архитектурно-градостроительном развитии,Москвы 1920-х - 1930-х гг. и особенности* периодизации в современной историографии,этого вопроса.
Изучение развития города не может основываться только на изучении проблем его планирования. Рассмотрение отдельных зданий и сооружений, построенных в городе за определенный границами исследования период, также не может дать объективного представления о развитии города. М.И. Астафьева-Длугач и Ю.П. Волчок в книге «О формировании образа Москвы (проекты и практика)» отмечали,„что «одновременное рассмотрение проблем генерального развития Москвы и ключевых проблем ее объемно-пространственной- структуры» является-«методологически необходимым»1. Исходя из этого, они, в том числе и на примере 1920-х — 1930-х гг., прослеживали взаимосвязь Генерального плана и «динамику образных представлений» о городе. Применительно-к указанному периоду исследователи рассматривали взаимное влияние разработки Генерального плана и разработки проекта Дворца Советов - Главного здания страны (и- Москвы) не как два самостоятельных процесса, а каю «единый процесс формирования градостроительной концепции развития-Москвы и ее художественно-образного решения, центральную роль> в которой долО жен был играть Дворец Советов» . Позднее, основываясь на работах М.И. Астафьевой-Длугач и Ю:П. Волчка, Е.И. Кириченко в одной из своих книг назовет сформулированную ими концепцию архитектурно-градостроительной концепцией развития Москвы Л
В настоящем исследовании под архитектурно-градостроительной концепцией развития центрального ядра Москвы также понимается-не некий документально закрепленный и неизменный свод правил, а совокупность принци
1 Астафьева-Длугач М.И., Волчок Ю.П. О формировании образа Москвы (проекты и практика). - Серия «Строительство и архитектура». - М.: Издательство «Знание», 1980. С. 11
2 Там же. С. 38 о
Храм Христа Спасителя в Москве. История проектирования и создания собора. Страницы жизни и гибели. 1813-1931 / авт. текста Е.И. Кириченко - М.: «Планета», ТОО «Кузнецкий мост», 1992. С. 236 пов, установок и представлений, изменявшихся с течением времени и являвшихся основой проектов, разрабатывавшихся для центра города на протяжении 1920-х - 1930-х гг. Включение в исследование ряда градостроительных и архитектурных проектов, которые в силу разных причин не рассматривались в работах М.И. Астафьевой-Длугач и Ю:П. Волчка, позволило в рамках настоящего исследования не только более детально изучить вопросы развития Москвы исследуемого периода, но и более детально проследить процесс формирования концепции-и выявить истоки отдельных составляющих концепции.
М.И. Астафьева-Длугач и Ю.П. Волчок отмечали, что их работа это «не разговор об истории архитектуры Москвы, а закономерный способ осмысления образных и пространственных задач с учетом четвертого' измерения' — времени»4. Они также отмечали, что законы, «скрепляющие старое и новое в единое целое города», не столь просты и, что при изучении города «проблема'преемственности, по-видимому, всегда останется главной» 5.
Предыстория реконструкции Москвы имеет свою довольно продолжительную историю, берущую-начало в. событиях, произошедших задолго до возникновения* самого замысла реконструкции и, казалось, совершенно несвязанных с этой реконструкцией. Поэтому рассмотрение вопросов развития Москвы первых десятилетий советской власти и предложений' по преобразованию города строго в рамках периодизации, утвердившейся в историографии отечественной архитектуры и предполагающей рассмотрение дореволюционной архитектуры как периода, не связанного с новой советской архитектурой, представляется не вполне корректным.
Отдельные упоминания о влиянии тенденций, зародившихся на рубеже Х1Х-ХХ вв., на становление советской архитектуры и градостроительства 1920-х— 1930-х гг. можно найти в работах Е.И. Кириченко и М:В* Нащокиной. Так М!В. Нащокина говорит о «стремлении к трансформации функциональных
4 Астафьева-Длугач М.И., Волчок Ю.П. О формировании образа Москвы, (проекты и практика). - Серия «Строительство и архитектура». - М.: Издательство «Знание», 1980. С. 11
5 Там же. С. 5 и конструктивных требований в форму», зародившемся в эпоху модерна в 1900-х гг., как о «протофункционализме — прямом предтечи Современного движения 1920-х годов» 6. Истоки теории дезурбанизма 1920-х гг. М.В. Нащокина видит в идее города-сада Э. Говарда, получившей развитие в России в эпоху модерна 1. В одном из самых фундаментальных трудов последнего десятилетия - двухтомнике «Градостроительство России середины XIX — начала XX века» Е.И. Кириченко замечает, что «XX век генетически связан с веком XIX не только своими градостроительными открытиями и начинаниями»: «Практически все многообразие содержательных и стилевых исканий XIX и начала XX столетий, социальный пафос и пафос государственности, увлечение национальным стилем и классическим наследием, родственное эклектике стилизаторство, стилизации, вызывающие в памяти архитектуру модерна, ретроспективизм, объединяющий неоклассиков 1910-х и 1930-1950-х годов, авангардизм, сосредоточенность на выразительности утилитарной формы,; фактуры и цвета материала, погруженность в решение социально-экономических проблем и непреходящая актуальность лозунгов народности и национальности - вся.эти явления! уходят корнями в• архитектурное наследие XIX - начала XX века»8. Также, говоря о неоклассицизме 1910-х гг., Е.И. Кириченко отмечает, что в СССР сохранялась прямая преемственность традиции неоклассицизма и лежавшей в его основе идеологии, поскольку «в советской архитектуре 19201950-х гг. ведущую роль играли мастера, которые выдвинулись < в первые ряды неоклассицистов в 1910-е годы - И!А. Фомин, В.А. Щуко, А.И. Таманов (Та-манян), JI.A. Ильин, братья Веснины» 9.
6 Нащокина М.В. Московский модерн. - М.: Издательство «Жираф», 2003. С. 109
7 Там же. С. 118-119 g
Кириченко Е.И. Основные типы общественных зданий в городе // Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX - начала XX века. - НИИ теории архитектуры и градостроительства / под общ. ред. Е.И. Кириченко. — Книга вторая.— М.: Прогресс-Традиция, 2003. - С. 188
9 Кириченко Е.И. Градостроительная концепция неоклассицизма // Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX - начала XX века. - НИИ теории архитектуры и градостроительства / под общ. ред. Е.И. Кириченко. - Книга первая,-М.: Прогресс-Традиция, 2001. - С. 150
Преемственность некоторых идей и достижений рубежа Х1Х-ХХ вв. как в области архитектуры, так и в области градостроительства отмечают в своих работах и В.Э. Хазанова, и С.О. Хан-Магомедов. Однако в работах, посвященных архитектуре 1930-х гг., о преемственности ни по отношению к 1920-м гг., ни к концу XIX - началу XX вв. речь чаще всего не идет. В работе М.И. Афанасьевой-Длугач и Ю.П. Волчка прослеживается лишь преемственность идеи Главного здания Москвы от проектов Дворца Труда к проектам Дворца Советов через такие осуществленные проекты 1920-х гг., как здания Моссельпрома, телеграфа, института Ленина, рабочих клубов и т.п., выполнявших, по мнению исследователей, «одну из функций Главного здания».10
Как уже отмечалось, противопоставление 1920-х и 1930-х гг. давно стало общепринятым. Самым ярким примером такого подхода может служить работа В. Паперного «Культура Два», в которой сопоставление советской архитектуры 1920-х гг. и 1930-х - 1950-х гг. направлено на выявление различий этих, двух абсолютно противоположных, по мнению автора, этапов развития советской архитектуры, первой половины XX столетия. Между тем, А.И. Морозов, в своей книге «Конец утопии. Из истории искусства в. СССР 1930-х годов» высказывается против идеализации «свободных» 1920-х годов. Именно в этом-десятилетии он видит истоки тех процессов, которые впоследствии определили лицо 1930-х гг. и сделали этот период развития СССР нарицательным.11 Хотя исследование А.И. Морозова напрямую не связано с архитектурой и градостроительством, общекультурные тенденции, которые во многом и определяли изменения, архитектурной жизни, отражены в нем достаточно точно:
Сложившееся строгое разделение двух десятилетий на. «до» и «после» 1932 г. имеет в случае Москвы определенное право на существование. В реальной жизни города происходящие преобразования представали более радикальными. Воплощение любого проекта занимало немалый отрезок вре
10 Астафьева-Длугач М.И., Волчок Ю;П. О формировании образа Москвы (проекты и практика). — Серия «Строительство и архитектура». - М.: Издательство «Знание», 1980. - С. 34
11 Морозов А.И. Конец утопии. Из истории искусства в СССР 1930-х годов. — М.: Издательство «Галарт», 1995. - С. 10 мени, и промежуточные этапы проектирования, поиска нового архитектурного оформления проекта происходили на бумаге в проектной мастерской (примером может служить долгое проектирование гостиница «Москва»). Сложные процесс преобразования выпадал из поля зрения« людей, далеких от архитектуры. Контраст между рабочими клубами конца 1920-х гг. и первыми постройками первой половины Л 930-х гг. получался разительным. Позднейшее изучение преобразований города по отдельным осуществленным проектам лишь закрепляло утвердившиеся представления о резких переменах на заре советской власти и в начале 1930-х гг. На основе анализа проектов и публикаций 1920-х - 1930-х гг., а также дореволюционных исканий, которые служили базой данного исследования, происходившие изменения предстают с качественно иных позиций. Все это позволяет дополнить и расширить общеизвестные представления о развитии и реконструкции Москвы 1920-х — 1930-х гг., исключив строгое разделение первых десятилетий советской власти на два самостоятельных периода в контексте рассмотрения архитектурно-градостроительной концепции развития центрального ядра Москвы.
Приведенный^ анализ дает основание рассматривать развитие Москвы* 1920-х - 1930-х гг. как единый, хотя и довольно сложный^ процесс формирования представлений о новой столице, т.е. процесс формирования-архитектурно-градостроительной концепции развития- города и его- центрального ядра. Предшествующий этап развития Москвы с середины XIX в. до 1917 г. рассматривается в исследовании как этап, в.котором берут истоки многие представления и понятия, составлявшие концепцию и определявшие развитие города уже в 1920-е - 1930-е гг. В связи с тем, что одним из определяющих факторов при формировании концепции в первые десятилетия советской власти был новый столичный статус города, в рамках исследования- истоков концепции наряду с развитием дореволюционной Москвы рассматриваются вопросы развития столицы Российской Империи того времени - Петербурга.