Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / КУЛЬТУРОЛОГИЯ / Музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов

Музеи войсковых частей в дореволюционной России : Становление и историко-культурное значение

Диссертация

Автор: Спиридонова, Тамара Павловна

Заглавие: Музеи войсковых частей в дореволюционной России : Становление и историко-культурное значение

Справка об оригинале: Спиридонова, Тамара Павловна. Музеи войсковых частей в дореволюционной России : Становление и историко-культурное значение : диссертация ... кандидата исторических наук : 24.00.03 Москва, 2005 292 c. : 61 05-7/449

Физическое описание: 292 стр.

Выходные данные: Москва, 2005






Содержание:

Примечания к введению
Глава 1 История музеев войсковых частей Русской армии
1- 11 Музеи войсковых частей одна из групп военно-исторических музеев в России ' 12 Значение военных реформ 1860-1870-х гг в организации войсковых музеев Устройство офицерских собраний
13 Историко-художественные собрания войсковых частей
14 Исторические хроники и юбилеи войсковых частей
15 Музей л-гв Преображенского полка
16 Войсковые музеи пореформенного времени
17 Музейные съезды и полковые музеи Русской армии Примечания к главе
Глава 2 Деятельность войсковых музеев
21 Общая организация
22 Финансирование
23 Комплектование
24 Количественный состав фондов
25 Научная деятельность Учет •^^ л^ 26 Сохранность, реставрация, безопасность
27 Экспозиция Систематизация музейных фондов * 28 Музейное оборудование
29 Просветительная деятельность
210 Режим работы и посещаемость 1^5 Примечания к главе 1 "
Глава 3 Музей лейб-гвардии Конного полка Опыт реконструкции
31 Источниковая база реконструкции музея
32 История л-гв Конного полка
33 История Конногвардейского музея
34 Собрание изобразительного искусства л-гв Конного полка
35 Судьба музейных коллекций
36 Частные музеи л-гв Конного полка Примечания к главе

Введение:
История музейного дела является неотъемлемой частью истории отечественной культуры и составной частью музееведения. Изучение и анализ прошлого современных музеев - одна из основ научного подхода к решению актуальных теоре;* тических и прикладных вопросов. «Важным звеном в истории музейного дела является история каждого музея. Она представляет немалый интерес и для историка культуры. Между тем далеко не все музеи, в том числе и крупные, знают свою историю. Нередко не выявлены даже основные моменты «летописи» музея» , - писала известный музеевед А.Б. Закс в 1960-х гг. За последние десятилетия многое сделано в этом направлении, однако, на наш взгляд, и до настоящего времени решение ряда принципиальных задач, связанных с актуализацией и максимальным использованием музейных собраний, осложнено неизученностью истории отечественного музейного дела.При всей кажущейся простоте задачи, она таит в себе немало трудностей, свя^ занных с малодоступностью или отсутствием источников, с большой трудоемкостью работы, когда дело касается изучения истории музеев, прекративших свое 1 существование. Музеи войсковых частей дореволюционной России относятся именно к этой категории.Как известно, музеи рождаются, живут и умирают. Ликвидация музеев войсковых частей была предопределена роспуском самой Русской армии.Между тем, значительная часть коллекций полковых музеев, подготовленная к эвакуации, сохранилась. Характер и тематика этих собраний не вписывались в новые исторические реалии, и потому их дальнейшая судьба оказалась запутанной и сложной. В составе их фондов находились ценнейшие исторические и художественные памятники, судьба которых в настоящее время не прослеживается по уже введенным в научный оборот и общедоступным источникам. Кроме того, многолетнее идеологическое табу на все, что касалось старой армии, приводило к замалчиванию или неверной трактовке деятельности воинских музеев, ставшей краткой, но яркой страницей отечественной культуры. Эти обстоятельства в немалой степени обусловили интерес к судьбе музеев войсковых частей дореволюционной России и определили выбор темы исследования.История музеев войсковых частей рассматривается в рамках проблем изучения формирования музейного дела как особой области культурной деятельности и истории развития социальных функций музея.Данная группа музеев явилась ответом на коренные преобразования в военной сфере, начавшиеся в рамках всеобъемлющих российских реформ 1860-1870-х гг., и представляв собой массовое явление. В типологии военно-исторических музеев они выделялись в отдельную группу, занимая в ней весьма существенное место, о чем свидетельствует их подавляющий удельный вес в общем числе музеев данного профиля. Тем не менее, если по большинству военно-исторических музеев существуют монографические или другие музееведческие работы, то музеи войсковых частей до сих пор остаются белым пятном в истории культуры.Возросший за последнее время интерес общества к дореволюционной истории, и, в значительной степени, истории военной, часто наталкивается на отсутст•-, вие достоверных сведений или на материал с идеологическими анахронизмами.Назрела острая необходимость дополнить историю отечественного музейного дела научным анализом организации и деятельности войсковых музеев дореволюцион'\ ной России. Научно-практическая актуальность темы также связана со стремле) нием предотвратить дальнейшую гибель и распыление коллекций, создание научЛ ной базы для интерпретации и атрибуции военно-исторических коллекций.При активизирующейся в 1990-х гг. выставочной деятельности из хранилищ музеев исторического и художественного профиля извлекаются музейные предметы, входившие ранее в собрания частей царской армии, которые требуют своей интерпретации и атрибуции, что невозможно без знания истории формирования коллекций воинских музеев. Недостаточная степень изученности и низкий уровень атрибутированности вещей бывших полковых собраний не только могут, но уже привели к негативным последствиям: рассеиванию и даже уничтожению коллекг^ ций, сначала в 1920-1950 гг., а затем и в конце XX века. С другой стороны, серьезный интерес и объективный подход к истории войсковых музеев, проявившийся в ряде музееведческих публикаций и в широкой печати, уже обратил на себя внимание со стороны специалистов и культурной общественности зарубежных стран и способствовал началу процесса возвращения культурного наследия на Родину.Объектом исследования является история музейного дела в России, а предметом исследования - музеи войсковых частей дореволюционной России, включая их протомузейную форму, а именно - историко-художественные собрания, в комплексе с другими структурами войсковых подразделений, имеющих отношение к функционированию данного типа музеев (офицерское собрание, цейхгауз и пр.).Под музеем войсковой части Русской армии (или, как часто встречающееся в дореволюционных публикациях - полковым) мы имеем в виду музей, фонды которого отражают историю военной и мирной жизни конкретной части, организованный при офицерском собрании одной или нескольких воинских частей и являющийся коллективной собственностью офицеров. Таким образом, в число музеев войсковых частей мы не включаем музеи военных учебных заведений, также как и другие схожие типы воинских музеев (например, флотские и др.).Под историко-худоэюественным собранием войсковой части следует пониvn . мать собрание регалий; культовых и мемориальных предметов; оружия, обмундирования, снаряжения; завоеванных трофеев; наград; художественных произведений, полкового серебра и спортивных призов; археологических, этнографических, -\ зоологических предметов; документов и книг, связанных с историей военной и мирной жизни этой части, хранящееся в помещениях части, или в иных хранили"% щах, специально выделенных для этой цели.В исследовательской работе акцентировано внимание на роли офицерских собраний в формировании музеев войсковых частей, ставших их составной частью.Более пристальное внимание уделяется конкретному полковому Музею лейбгвардии Конного полка. Конная гвардия с богатой и героической историей являлась второй по значимости среди элитных гвардейских частей, а ее музей - одним из лучших войсковых музеев, обладавшим ценным историко-художественным собранием.Хронологические рамки исследования - рубеж XVIII-XIX вв. - 1918 г. обусловлены временем возникновения и функционирования данной группы музеев.Они вмещают не только время зарождения и становления собственно войсковых музеев в результате военных реформ 1860-1870-х гг., но и предшествующий период, в течение которого формировались историко-художественные собрания войсковых частей. Верхняя хронологическая граница, 23 января 1918 г. есть дата официального прекращения деятельности или ликвидации этих музеев. Кроме того, мы считаем, что предпринятая попытка реконструкции отдельно взятого войскового музея л.-гв. Конного полка была бы неполной без восстановления судьбы конногвардейских коллекций после их расформирования и вплоть до настоящего момента.В отечественной историографии существует целый ряд работ по проблемам военно-музейного строительства, в которых, в частности, отражена деятельность музеев войсковых частей Русской армии. Кроме того, разработка вопросов функционирования отдельно взятой группы музеев опиралась на фундаментальные музееведческие труды.Регулярное обращение отечественных ученых-музееведов к истории музейного дела начинается в 1950-1970-х гг., когда стали издаваться Очерки истории музейного дела в СССР ,^ осуществленные НИИ культуры МК РФ (ныне Российский институт культурологии). Эта работа получила свое продолжение в изданиях более позднего периода. Безусловный интерес для данного научного исследования представляет целый ряд публикаций по проблемам музейного строительства, в том числе отдельных типов музеев, частного коллекционирования, охраны памятников, источниковедению, принадлежащих таким авторам, как К.П. Беланская^, А.Б. Закс'*, А. Каспаринская - Овсянникова^, М.Е. Каулен^, A.M. Разгон', А.А. Сундиева^, Н.В. Фатигарова^, А.И. Фролов'", Э.А. Шулепова".Но в обобщающих работах, за редким исключением, сведения о полковых музеях вообще отсутствуют, или же они фигурируют лишь в качестве «статиста».Даже в такой значимой работе по истории музейного дела, как сборник НИИ Культуры «Музей и власть»! войсковые музеи упоминаются лишь несколько раз'^: в связи с переносом их собраний в государственное хранение'^, ростом музейной сети в пореформенную эпоху'"*, проведением Предварительного музейного съезда'^. В одной из работ А.Б. Закс'^ о полковых музеях говорится в связи с созданием Военноисторического музея в Москве. Все эти вопросы затрагивают лишь частные музееведческие проблемы, связанные с деятельностью войсковых музеев, и не рассматривают их в комплексе.Подчас сведения об этой фуппе музеев грешат неточностями в формулировках и даже ошибками. Например, создание полковых музеев относят к 40-м гг. XIX столетия'', тогда, как в данном случае можно говорить только об историкохудожественных собраниях частей. Это лишний раз свидетельствует о недостаточной осведомленности в устройстве и происхождении войсковых музеев и необходимости введения дефиниций ряда понятий.Вопросы деятельности непосредственно войсковых музеев дореволюционной России освящаются в ряде немногочисленных обобщающих работ, посвященных военно-историческим музеям, а также в статьях из сборников научных трудов и периодических изданий.Впервые в советском музееведении тема полковых музеев появляется в кандидатской диссертации Е.И. Востокова'^ в 1958 г. Войсковые музеи трактуются автором как «хранилища офицерских реликвий» ^ ,^ что на наш взгляд, является отправной точкой для понимания всей картины возникновения, становления и деятельности этой группы военно-исторических музеев. К сожалению, в других исследовательских работах на эту особенность полковых музеев не было обращено должного внимания. Идеологический прессинг не позволил Востокову дать цельной, объективной картины деятельности этой группы музеев.Значительный вклад в разработку данной темы внес A.M. Разгон (1920-1989).В своей первой публикации по этой проблеме, до сих пор остающейся основополагающей в отечественном музееведении, он дает обобщающий материал по истории военных музеев в России, где, в том числе, рассматривает особую группу военно-исторических музеев - войсковых частей царской армии (полковых). В статье впервые перечисляется целый ряд войсковых музеев, воссоздаются их собрания и устройство экспозиций по вышедшим в дореволюционной печати описаниям и каталогам некоторых из них. Вариантом той же работы явилась глава его диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук^'. В ней уже более подробно анализируется состав и внутренняя организация наиболее типичных военно-исторических музеев и, в том числе, войсковых, «прослеживается формирование представлений об их задачах и научной организации, участие в их деятельности ученых, Военно-исторического общества, выявляется объективное значение собранных в них материалов как источников по истории Русской армии»^ .^ При всей значимости этих работ, нельзя не заметить следующее: автор оперировал сведениями о тех полковых музеях, которые были ему известны по опубликованным источникам, и совершенно не привлекал архивные материалы. Из более чем 220 полковых музеев, существовавших к 1917 г., в работах упоминается около 20. В это число не вошли, например, музеи элитных гвардейских частей, представляющих особый интерес с точки зрения их собраний и организации - л.-гв. Преображенского, Семеновского, Измайловского, Финляндского, Конного и Кавалергардского Ея величества полков. Впрочем, основное место в данных исследованиях было уделено военно-историческим музеям вообще, поэтому автор не ставил своей целью детального анализа деятельности музеев войсковых частей. Со времени написания работ A.M. Разгона прошло более 40 лет, и сегодня многое в оценке дореволюционной истории изменилось. Так, например, отдавая дань времени, основные неудачи в работе военно-исторических музеев в целом, автор видит в приверженности к монархическим идеям и пренебрежении теорией классовой борьбы; звучит неоправданная критика в отношении состава собраний полковых музеев и пр. Многие годы работы И.Е. Востокова и A.M. Разгона оставались единственными обобщающими публикациями по данной теме.Вновь интерес к войсковым музеям появляется в 1990-е гг., соответственно возрастает число публикаций. В 1997 г. Н.В. Александровой была защищена кандидатская диссертация «Российские военные музеи в первой четверти XX века. (Из истории организации и деятельности)»^''. Эта работа является, в том числе, попыткой переосмыслить материал, введенный в научный оборот A.M. Разгоном, исходя из современных реалий: снятия идеологических ограничений, большей доступности различных источников, включая архивные. Полковым музеям отводится значительное место среди других военных музеев, таких как Артиллерийский, Морской, Суворовский, Интендантский, но все же музеи войсковых частей не являются предметом специального исследования. Автор не ставил своей задачей анализ научной, экспозиционной, фондовой и просветительной работы полковых музеев и не дает целостной картины их деятельности. При этом ряд выводов, справедливых для военно-исторических музеев широкого профиля и мемориальных, переносятся на полковые музеи, что не всегда является верным. Например, рост посещаемости музеев в начале XX века, тогда как полковые музеи являлись практически закрытыми организациями по своей сути. В целом войсковые музеи рассмотрены в контексте создания единого военного музея, сведения о них являются вспомогательным материалом для стержневой темы диссертации - организации Военно-исторического музея, музея РККА на базе полковых музеев.Среди кандидатских диссертаций по специальности «музееведение», исследование Н.В. Александровой остается единственным после работ Е.И. Востокова и A.M. Разгона, в котором в рамках изучения военно-исторических музеев поднимаются вопросы деятельности полковых музеев.В диссертационном исследовании Е.В. Антоновой ^ «Становление и развитие советского музейного дела (1917 - июнь 1941 гг.). (На материалах Ленинграда)» ставятся вопросы сохранения и охраны памятников Петрограда в послереволюционный период, в том числе и полковых музеев, с привлечением большого числа архивных и опубликованных газетных материалов.В кандидатской диссертации М.В. Иванова"^ ^ о становлении музейного дела в Смоленском крае присутствует параграф, посвященный организации войскового музея 4 пехотного Копорского полка, стоявшего в Смоленске. В ней используются новые архивные источники, однако, выводы, касающиеся численности музейного фонда; влияния проектов, выработанных музейными съездами, на деятельность войсковых музеев мы считаем ошибочными.Воспитательный аспект деятельности полковых музеев подробно рассматриЛ вается в работах Н.А. Печеня^ ,^ и, в том числе, его докторской диссертации «Воспитание воинов Российской армии отечественной историей (2-я пол. XIX в. - февраль 1917 г.): опыт, проблемы, уроки»^ .^ Диссертационное исследование охватывает весь спектр форм и методов идеологического воспитания в дореволюционной армии, затрагивая и музеи при частях. Однако ряд положений относительно деятельности войсковых музеев, на наш взгляд, представляется не вполне корректными. Прежде всего, это традиционная переоценка воспитательного значения деятельности войсковых музеев, в том числе в работе с рядовым составом. Не обосновывается численность музейной сети, дата образования первого полкового музея и пр.Большой интерес представляет публикация Ф.А. Петрова и А.К. Афанасьева «Военно-исторический музей в Москве и его документальная коллекция»^^, в которой дается краткая история становления полковых музеев. В ней приводятся сведения о наличии материалов того или иного полкового музея в Отделе письменных источников ГИМ, что позволяет использовать эту публикацию в качестве путеводителя по архиву. Работа ценна в значительной степени своим научно-справочным материалом.Историографический анализ литературы по теме исследования показывает, что проблема музеев войсковых частей в дореволюционной России до сих пор освещалась фрагментарно и не являлась объектом самостоятельного монографического исследования, несмотря на возросшей интерес к ней. Остается невостребованным значительное количество архивных и фондовых источников. Кроме того, ряд известных и устоявшихся сведений, связанных с деятельностью полковых музеев, Ё силу идеологических причин и вновь обнаруженных первоисточников нуждаются в пересмотре и уточнении. Это касается таких существенных вопросов, как происхождение, периодизация, классификация, внутреннее устройство, обоснование численности войсковых музеев. Непроработанность данных вопросов приводит к ошибкам, характерным для многих обобщающих трудов по военно-историческим музеям, часто, когда выводы о деятельности общедоступных музеев переносятся на войсковые.Ввиду изложенных причин, целью данного исследования является выявление особенностей функционирования и историко-культурного значения этой группы военно-исторических музеев.Из поставленной цели вытекают следующие задачи: воссоздать полную историю становления войсковых музеев от формирования историко-художественных собраний части, возникновения первых музеев и до создания их музейной сети; выявить их устройство и формы деятельности; реконструировать историю конкретного войскового музея на примере Музея л.-гв. Конного полка, а также связанных с ним частных конногвардейских собраний, на протяжении всего периода их существования; проследить судьбу коллекций конногвардейской тематики в советское и постсовесткое время; выявить имена и определить роль военных-музееведов, внесших существенный вклад в дело строительства войсковых музеев.Несомненный научный интерес представляет деятельность воинских музеев, построенных по образцу дореволюционных полковых, созданных русскими офицерами-эмигрантами за рубежом, которые явились и являются до сих пор преемниками ряда утраченных на Родине традиций. Эта тема требует самостоятельного рассмотрения. Тем не менее, мы сочли возможным, в некоторых случаях опереться на сведения, связанные с деятельностью функционирующего до настоящего времени Музея л.-гв. Казачьего полка, а также Музея Общекадетского объединения в Париже. Воинские музеи, возникшие в эмиграции, упоминаются также в контексте деятельности ныне забытых активистов военно-музейного строительства Б.В. Адамовича и В.Ф. Козлянинова.Методологическую основу исследования составили такие общенаучные методы, как анализ, синтез, сравнительный подход.Общенаучный системный подход ориентирован на определение всех составляющих музейного процесса в их взаимосвязи, на анализ взаимодействия войсковых музеев с другими системами, на выявление механизмов поддержания целостности войсковых музеев как системы.Принципы научности и историзма позволили рассмотреть возникновение и развитие музеев войсковых частей в дореволюционной России как исторически обусловленный процесс.Акцент на микроанализ социокультурных процессов позволил выявить связи и отношения внутри локальной области культурной деятельности, а также индивидуальные аспекты социальных процессов - музейные инициативы.В диссертации предпринята попытка исторической реконструкции Музея л.гв. Конного полка, утраченного почти сто лет назад. Под реконструкцией мы понимаем воссоздание (в виде описания) по сохранившимся письменным и изобразительным источника, а также фрагментам музейного собрания облика и форм деятельности музея, выявление состава его уникального собрания. Этот метод позволил получить максимально полное представление о музее и историко-культурном значении его коллекций.Для выполнения поставленных задач в качестве источниковой базы были привлечены как опубликованные, так и неопубликованные материалы, многие из которых впервые вводятся в научный оборот.Среди опубликованных источников значительную роль в исследовании сыграли законодательные и директивные документы, такие как Свод военных постановлений 1869 г. с последующими дополнениями, приказы, распоряжения по Военному ведомству, отдельным частям войск; циркуляры Главного штаба, высочайшие соизволения, прямо или косвенно свидетельствующие об истории зарождения и становлении войсковых музеев. Материалы Предварительного съезда по устройству Всероссийского съезда деятелей музеев и Съезда хранителей полковых музеев частей войск Московского военного округа использовались для воссоздания картины выхода данного типа музеев на публичный уровень, что свидетельствует о стремлении организаторов полковых музеев решить ряд назревших к 1910-м гг. проблем в русле общемузейных тенденций.Энциклопедии и справочные издания, особенно Военного ведомства дореволюционной России, содержат статистические и другие конкретные данные, используемые в исследовании.Материалы из дореволюционных и новейших периодических изданий позволили составить объективную картину численности войсковых музеев; проследить историю ряда из них: датировать время открытия, восстановить устройство, состав коллекций и пр. Использовались ведомственные военные газеты и журналы пореформенного времени: «Варшавский военный журнал», «Военная быль», «Военное дело», «Военный вестник», «Военный сборник», «Вестник Общества дело», «Военный вестник», «Военный сборник», «Вестник Общества ревнителей военных знаний», «Разведчик», «Офицерская жизнь». Чаще всего привлекались сведения, почерпнутые из «Русского инвалида» за период с 1880-х по 1910-е гг.Также использовались общественно-политические и прочие периодические издания дореволюционного времени: «Голос Москвы», «Нива», «Новое время», «Новь», «Русская старина», «Русские ведомости». Отдельные отечественные издания новейшего времени, такие как «Бомбардир», «Новый мир», «Петроградское эхо», «Пинакотека», «Среди коллекционеров» и др. дополнили сведения о коллекциях и отдельных памятников войсковых музеев. Кроме того, в исследовании использовались наиболее значимые военные эмигрантские журналы - «Военная быль» (издавался с 1952 по 1974 гг.) и «Часовой» 1930-х гг., позволившие восстановить и проследить судьбу музеев воинской тематики, организованных офицерами-эмигрантами за рубежом по образцу полковых музеев в России.Весьма важной и информативной явилась группа музеографических материалов, опубликованных офицерскими собраниями, войсковыми музеями и Историческими комиссиями при полках. К ним относятся: описи, каталоги, путеводители, описания, правила, которые объективно зафиксировали состояние этого вида музеев на момент публикации. То же можно сказать и об изданных полковых памятках и историях. В некоторых из них присутствует описание достопамятных вещей, принадлежащих полкам, офицерского собрания и музея. Помещенные в историях фотографии исторических и художественных предметов, интерьеров собранских комнат и казарм, экспозиций музеев, а также планы полковых зданий являются важнейшим первоисточником, дающим представление о внешнем облике утраченной группы музеев, В диссертационном исследовании также привлечены печатные каталоги первых русских музеев: ЕИВ Арсенала в Царском Селе и Артиллерийского исторического музея. Дореволюционные каталоги собраний полковых музеев в сочетании с современными каталогами собраний различных музеев и выставок, а также сами музейные предметы, которые в настоящее время хранятся в ВИМАИВиВС, РИМ, ГММ А.В. Суворова, Государственных музеях-заповедниках «Павловск» и «Царское Село», ГРМ, ГЭ, Музее истории города Санкт-Петербурга, Новгородском государственном объединенном музее-заповеднике, позволили проследить истоки возникновения войсковых музеев, оценить историковозникновения войсковых музеев, оценить историко-художественную ценность подлинных вещей из их собраний, выявить методы учетной работы.Обращение к мемуарам близких к императорскому двору или служивших в Русской армии М.Ф. Бороздина, Н.Г. Залесова, Д.Г. Колокольцова оказалось очень важным при воссоздании картины зарождения полковых музеев в 1-й половине XIX столетия, ввиду очень ограниченного числа документальных источников по этому периоду. Воспоминания бывших офицеров царской армии (С.С, Белосельского-Белозерского, А.А. Игнатьева, В.Ф. Козлянинова, Л. Любимова, великого князя Гавриила Константиновича) сыграли существенную роль при реконструкции музеев конногвардейской тематики, в том числе и зарубежных, а также для уточнения биографий конногвардейцев, причастных к их деятельности.Из неопубликованных источников в работе привлечены документы из центральных государственных архивов, фондов ряда музеев, а также личных архивов и собраний.Прежде всего, это материалы Российского государственного военноисторического архива (РГВИА), позволяющие решить в той или иной степени все поставленные в исследовании задачи. Фонды семи отдельных частей Русской армии (Ф. 2573, Ф. 2576, Ф. 2579, Ф. 2584, Ф. 2583, Ф. 3543, Ф. 3545) содержат документы, касающиеся истории возникновения и состава собраний полковых музеев, а также документы, регламентирующие армейскую жизнь в вопросах воспитания и обучения личного состава, хозяйственного управления, быта. Вместе с Ф. 409 «Послужные списки офицеров 1861-1918 гг.» и Ф. 400 «Общий архив Главного Штаба» они дают возможность восстановить биографии забытых деятелей военного музейного строительства. Хозяйственные реформы в армии и создание разного типа офицерских собраний, повлекшие за собой повсеместную организацию полковых музеев, прослеживаются как по фондам отдельных частей, так и по Ф. 1606 «Штаб Московского Военного округа».Научный архив Военно-исторического музея артиллерии, инэюенерных войск и войск связи (НА ВИМАИВиВС) хранит уникальные свидетельства устройства, деятельности, состава собраний бывших войсковых музеев частей дореволюционной России, которые поступили в кронверк Петропавловской крепости в 1918-1919 гг.Материалы, использованные в процессе исследования, можно разделить на две группы, к первой относятся подлинные документы, касающиеся полковых музеев: переписка и документация непосредственно музея (инвентарные книги, описи, книги посетителей, приходно-расходные т.п.). Ко второй - материалы, связанные с послереволюционной судьбой этих музеев. Документы, как первой, так и второй группы содержатся в Ф. 52 «Коллекция документов, поступивших из отдела военной истории Артиллерийского исторического музея». Следует отметить, что история далеко не всех музеев отражена в них полноценно. Часть подлинной музейной документации была утрачена, часть попала в Москву при создании Военноисторического музея. Тем не менее, историко-художественные собрания порядка 30 полков представляется возможным восстановить по подлинным инвентарным книгам, а также по «Описям ящиков с имуществом бывших полковых музеев», «Описи имущества полковых музеев», составленным Организацией по охране и перенесению имущества полковых музеев. Фонд 52 также содержит документы из архивов полковых музеев, которые, использовались в работе над реконструкцией Музея л.-гв. Конного полка. (Подробно об источниках реконструкции данного музея рассказывается в главе 3.) Из фонда 22 «Артиллерийский исторический музей» была привлечена переписка директора Артиллерийского музея Н.Е. Бранденбурга, которая свидетельствует о неоднозначном отношении к деятельности войсковых музеев профессиональных музейных работников. Материалы фонда 6 «Главное Артиллерийское управление» свидетельствуют о развитии частного военного коллекционирования.В общеисторическом фонде ВИМАИВиВС были обнаружены и использованы в работе над диссертацией ранее не привлекавшиеся исследователями «Полная инвентарная опись имущества полковых фондов» в 4-х книгах и «Опись Михайловского фонда», которые позволили восстановить состав фондов Музея л.-гв. Конного полка и домашнего музея Козляниновых. Работа с «Описью Михайловского фонда» дала возможность сделать вывод, что в ее состав входят предметы из полковых музеев и тем самым опровергнуть мнение об однородности происхождения записанного в нее собрания бывшего Музея великого князя Михаила Николаевича.Как упоминалось выше, часть документации из бывшего фонда полковых музеев оказалась в Москве и при передаче имущества ВИМ была присоединена к ГИМ'у, где и хранится в настоящее время в Отделе письменных источников (ОПИ ГИМ). Документы из ОПИ ГИМ, которые использовались в диссертации, аналогичны по своему характеру с Ф. 52 НА ВИМАИВиВС и сосредоточены в Ф. 137 «Военно-исторический музей 1919-1927 гг.». Из них следует выделить черновую документацию, включающую описи Музея л.-гв. Преображенского полка ,^ а также достаточно полно представленную переписку музеев л.-гв. Финляндского ^ и 4-го пехотного Копорского полков , дающую представление о реальной жизни полкового музея: комплектовании фондов, поиска научных сведений об отдельных музейных экспонатах, обмене опытом между войсковыми музеями, финансовых затратах и пр.Из Научно-ведомственного архива ГИМ (ИВА ГИМ) были привлечены «Описи предметов Военно-исторического музея 1919 г.», которые использовались для характеристики ряда рассматриваемых в работе войсковых музеев, также как и шесть старых инвентарных книг, включающих «Основные описи ВИМ» и «ГИМ. Отделение военного быта». Последние были обнаружены нами в Отделе оружия ГИМ и ранее не использовались при изучении полковых музеев. В Отделе учета ГИМ хранятся Приемно-сдаточные ведомости, которые позволяют проследить движение бывших фондов войсковых музеев, в частности, л.-гв. Конного полка.В работе также использовались описи еще трех полковых музеев из Фонда редких рукописных источников Государственного мемориального музея А.В. Суворова (ГММА.В. Суворова), куда в 1918 году они попали вместе с частью имущества войсковых музеев Петрограда, Для реконструкции музейного комплекса Конногвардейского полка использовались материалы Ф. 56 «Центральный (Центральный городской) районный совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и его Президиум» Центрального государственного архива Санкт-Петербурга (ЦГА СПб.) и Ф. 789 «Императорская Академия художеств» Российского государственного исторического архива (РГИА). Уточнение ряда биографических данных руководителей музея этого полка потребовало также обращения к другим фондам РГИА, в Рукописный отдел Российской национальной библиотеки (РНЕ), Архив Государственного центрального театрального музея им. А.А. Бахрушина (Г/(71^ивлечение документов из Ф. 38 «Государственный дом-музей П.И. Чайковского» Научного архива Дома-музея П.И. Чайковского в Клину позволило дать сравнительный анализ посещаемости не общедоступных музеев в дореволюционной России.Особо хотелось бы выделить источники, касающиеся устройства, деятельности, состава собраний полковых музеев, почерпнутые за рубежом. Это - учетная документация и экспонаты Музея л.-гв. Казачьего полка, а также, экспозиции как Казачьего, так и Архива-музея Общекадетского объединения в Париже. Для восстановления судьбы конногвардейских коллекций, уточнения биографических сведений нами были учтены устные воспоминания потомков гвардейских офицеровэмигрантов первой волны во Франции: А.П. Бобрикова, М.Д. Ивановой, С. Оболенского, А.И. Стенбока-Фермора, Н.А. Тучкова (20.03.1925-05.09.2004), А.Д. ШмеМана, И.А. и B.C. Шидловских, а также Жерара Горохова.Вся совокупность опубликованных и неопубликованных источников, по нашему мнению, позволяет полноценно раскрыть историю становления и деятельности войсковых музеев дореволюционной России.Научная новизна работы заключается, прежде всего, в том, что это первое монографическое исследование истории войсковых музеев частей царской армии, которая прослеживается на протяжении всего периода их существования вплоть до ликвидации в 1918 г. Нами введено также понятие историко-художественного собрания воинской части, что позволило рассмотреть истоки происхождения данного типа военно-исторических музеев, его протомузейные формы. Сделана попытка вскрыть социально-экономическую основу данного явления в Русской армии. Выявляется ряд новых групп предметов, характерных для этих музеев.В работе впервые: обосновывается факт зарождения старейшего полкового музея - л.-гв.Преображенского полка; документально устанавливается численность и состав частей, имеющих полковые музеи, что позволяет уточнить состав и численность всей музейной сети дореволюционной России; как первое, так и второе, опровергает ряд устоявшихся в музееведческой литературе утверждений; подробно рассматриваются устройство, формы и методы работы войсковых музеев: фондовой работы, форм учета, научной деятельности, формы собственности, источников финансирования, просветительной деятельности, посещаемости; для сравнительного анализа были привлечены сведения, полученные в результате исследовательской работы в архиве Дома-музея П.И. Чайковского в Клину, а также за рубежом в Музее л.-гв Казачьего полка. Общекадетского объединения, со слов потомков эмигрантов во Франции; впервые отражены разные точки зрения современников на деятельность войсковых музеев в России; в научный оборот вводятся сведения о ряде войсковых музеев гвардейских полков, таких как Кавалергардский Ея величества и л.-гв. Преображенский, Кирасирский Его величества, Конный, до сих пор не фигурирующих в музееведческих работах.Также впервые осуществлена попытка реконструкции музея Конной гвардии, утраченного около века назад. Опись художественных произведений из его собрания приводится в Приложении № 3. Были апробированы определенные приемы реконструкции войсковых музеев и их собраний, которые могут быть использованы при изучении родственных типов музеев, например, музеев флотских и военноучебных заведений.В диссертационном исследовании и публикациях, осуществленных вследствие работы над ним, определяется роль и оценивается вклад в дело музейного строительства ныне забытых деятелей войсковых музеев: Б.В. Адамовича, В.А. Теляковского, Ф.Г. и В.Ф. Козляниновых и др. Приводятся справочные сведения из их биографий (Приложение № 4).В процессе исследования был проведен ряд атрибуций произведений изобразительного искусства из собраний музеев Москвы, Новгорода, Санкт-Петербурга и его Пригородов. Результаты опубликованы в музееведческих изданиях. Эта апробированная автором методика привлечения сохранивщихся в архивах старых описей дает возможность выявить предметы из бывших собраний полковых музеев для дальнейшего определения истории их бытования и атрибуции. Она может быть широко использована в практике музейной работы, например, при составлении каталогов музейных собраний и выставок.Кроме того, мы надеемся, что знакомство с работой, обращенной к истории музеев, давно прекративших свое существование, послужит предостережением недальновидному обращению с собраниями, кажущимися неактуальными в данный исторический момент в угоду сиюминутной конъюнктуре.Результаты исследования могут быть использованы при создании обобщающих работ по истории культуры и музейного дела; составлении справочников, энциклопедий, учебных пособий; при разработке специальных курсов в высших учебных заведениях, в том числе, военных.Изложение результатов исследований строится на сочетании проблемного и хронологического принципов. Структура диссертации определяется также указанными выше целью и задачами и включает введение, три главы, заключение.Кроме того, в ее состав входят: список источников и использованной литературы, список сокращений, четыре приложения и иллюстрации. Первое приложение представляет собой составленный автором список частей Русской армии на 1914 год, имеющих войсковые музеи. Второе - речь командира л.-гв. Семеновского полка генерал-майора А.Ф. Лангофа на открытии полкового музея 11 ноября 1901 года, зафиксировавшая реальную ситуацию и атмосферу, при которых стало возможно рождение конкретного войскового музея. В третьем приложении приведен список произведений изобразительного искусства из историко-художественного собрания л.-гв. Конного полка, демонстрирующий масштабы и культурную значимость подобных собраний. Последнее приложение - это подробные биографические справки офицеров, причастных к деятельности Музея л.-гв. Конного полка, основанные на опубликованных, неопубликованных и устных источниках. Набор иллюстраций представляет собой подлинные фотографии, позволяющие наглядно представить облик и характер экспозиций войсковых музеев, а также портреты деятелей военного музейного строительства - Б.В. Адамовича и В.Ф. Козлянинова.Примечания к введению: 1. Закс А.Б. Источники по истории музейного дела в СССР (1917-1941) // Очерки истории музейного дела в СССР. Вып. VI. М., 1968. 17 2. Очерки истории музейного дела в СССР. Вып. I-VII. М., 1957-1971 3. Беланская К.П. Дворцовые музеи и хранилища XVIII - первой половине XIX века//Очерки истории... Вып. III. М., 1961. 300-363 4. Закс А.Б. Указ. соч. 5-54 5. Овсянникова А. Частное коллекционирование в России в пореформенную эпоху (1861-1917 гг.) // Очерки истории... Вып. П. М., 1960. 66-144; Частное собирательство в России в XVIII - первой половине XIX века // Очерки истории...Вып. III. М., 1961. 268-299; Художественные музеи Петербурга и Москвы 2-й половины XIX - начала XX века (Эрмитаж, Третьяковская галерея, Русский музей) // Вопросы истории музейного дела в СССР. Труды НИИ Музееведения. Вып IV.М., 1962. 7-62; Каспаринская А. Выставки изобразительного искусства в Петербурге и Москве в пореформенный период (вторая половина XIX в.) // Очерки истории... Bbin.VII. М., 1971. 366-399; Музеи России и влияние государственной политики на их развитие (XVIII - нач. XX в.) // Музей и власть. Ч. I. М., 1991. 8-95 6. Каулен М.Е. Музеи-храмы и музеи-монастыри в первое десятилетие советской власти. М., 2001 7. Разгон A.M. Охрана исторических памятников в дореволюционной России (1861-1917) // История музейного дела в СССР. Труды НИИМ. Вып. I. М, 1957.
73-128; Археологические музеи в России (1861-1917 гг.) // Очерки истории... Вып III. 190-230; Там же. Этнографические музеи в России (1861-1917 гг.). 231268; Очерк истории военных музеев России. (1861-1917) // Вопросы истории музейного дела... Вып. IV, 118-203; К вопросу об изучении истории музейного дела (Вместо предисловия) // Очерки истории... Bbin.VII. 3-8; Там же. Охрана исторических памятников в России (XVIII - первая половина XIX в.). 293-365; Предварительный музейный съезд - итоги развития музейного дела в России // Музей и власть. Ч. П. М., 1991. 5-26 8. Сундиева А.А. Музеи // Очерки русской культуры XIX в. Т. 3. М., 2001. 564-625 9. Фатигарова Н.В., Фролов А.И. История музейного дела в РСФСР. Публикации 1970-1986 гг. //Музееведение: Из истории охраны и использования культурного наследия РСФСР. М., 1987. 207-218. Бутаева З.С., Канычкина Е.С., Фатигарова Н.В. История музейного дела: Библиографический указатель отечественной и зарубежной литературы / Научн. ред. А.И. Фролов. Изд. 2-е, испр, и доп. М., 1991 10. Фролов А.И. Из истории становления музееведческих центров России // Музей и власть. Ч. II. 63-103 11. Шулепова Э.А. Региональное наследие: опыт изучения и музеефикации памятников Дона. М., 1998 12. Музей и власть. Ч. I. 46, 76-77, 105. Ч. II 11, 12, 13 13. Там же. Кузина Г.А. Государственная политика в области музейного дела в 1917-1941 гг. 4.1. 105 14. Там же. Каспаринская А. Музеи России и влияние государственной политики на их развитие (XVIII - нач. XX в.). Ч. I. 46, 76-77 15. Там же. Разгон A.M. Предварительный музейный съезд - итоги развития музейного дела в России. Ч. П. 11, 12, 13 16. Закс А.Б. Из истории Государственного исторического музея (19171941 гг.) // Очерки истории... Вып. П. М., 1960. 303 17. Гончарова Н.Н. Маленький портрет - явление дворянской культуры и русского искусства // Труды ГИМ. Забелинские чтения: Исторический музей - энциклопедия отечественной истории и культуры. М., 1998. Вып. 106. 158 18. Востоков Е., полковник. Военные музеи СССР и их работа по политическому и воинскому воспитанию советских воинов. Дне— канд. истор. наук. М., 1958 19. Там же. 39 20. Разгон A.M. Очерк истории военных музеев России (1861-1917) // Вопросы истории музейного дела... Вып. IV. 118-203 21. Разгон A.M. Исторические музеи в России 1861-1917 гг. Дис. ... докт. истор. наук. М., 1973. 108-125 22. Разгон A.M. Исторические музеи в России. 1861-1917. Автореф. дис. ... докт. истор. наук. Саратов, 1973. 19.23. Александрова Н.В. Российские военные музеи в первой четверти XX века. (Из истории организации и деятельности). Дис канд. истор. наук. М., 1997 24. Антонова Е.В. Становление и развитие советского музейного дела (1917 июнь 1941 гг.). (На материалах Ленинграда). Дис. ... канд. истор. наук. Л., 1990 25. Иванов М.В. Становление музейной деятельности в Смоленском крае. Начало XIX - 1-я треть XX вв. Дис канд. истор. наук. М., 2002 26. Печень Н.А. Возвращение из забвения. М., 1993; Воспитание воинов Русской армии отечественной историей: опыт, проблемы, уроки. М., 1999 27. Печень Н.А. Воспитание воинов Российской армии отечественной историей (2-я пол. XIX в. - февраль 1917 г.): опыт, проблемы, уроки. Дис. ... докт. истор. наук. М., 2000 28. Александрова Н.В. Спасение военно-исторических материалов в 19141918 гг. // ЦМВС. Информ.-метод. сборник. М., 1999. Вып. 4. 25-27 29. Баженов СВ. Перенесение коллекций войсковых музеев в государственные хранилища (январь-май 1918 г.) // Сб. исследований и материалов ВИМАИВиВС. Вып. I. Л., 1990. 196-211 30. Туманов В.Е. Принадлежит России // ВИМАИВиВС. Музей военной истории и боевой славы. Сб. статей и материалов, посвященных 240-летию музея. СПб., 1996. 33-83.31. Бубчикова М. Сувениры полковых обедов // Пинакотека. 1998. № 2 (5). 24-31 32. Малышев В.М. И гипсовый солдатик может быть стойким // Русский ювелир. СПб., 1997. № 4. 44-45 33. Игнатова Е.А. Коллекция музея л.-гв. Литовского полка // Бомбардир.СПб., 1995. № 4. 95-102; Былых времен седая слава // Эхо. Череповец, 1997. № 1.С. 18-19 34. Малашевская Л.А. События и люди в произведениях живописи из собрания Исторического музея лейб-гвардии Измайловского полка (К истории живописных коллекций полковых музеев Гвардии Санкт-Петербурга) // VICTORIA. GLORIA. FAMA. Сб. материалов Международной научной конференции, посвященной 300-летию ВИМАИВиВС. Ч. I. СПб., 2003. 69-75 35. Петров Ф.А., Афанасьев А.К. Военно-исторический музей в Москве и его документальная коллекция (ОПИ ГИМ. Ф. 137) // Труды ГИМ. Письменные источники в собрании ГИМ. Ч. 3. Материалы по военной истории России. М., 1997. Вып.92. 7-84 36. ОПИ ГИМ. Ф. 137. Д. 48, 50, 58, 59, 133. /Материалы офицерского собрания и Музея л.-гв. Преображенского полка - прим. авт./.37. Там же. Д. 198. Переписка В.В. Жерве, хранителя Музея л.-гв. Финляндского полка о получении материалов и другим вопросам организации музея. 1899-1914 38. Там же. Д. 761. Материалы Музея 4-го пехотного Копорского полка, 19131914