Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ / Политические проблемы международных отношений и глобального развития

Негосударственные угрозы международному миру и безопасности и технологии их предотвращения

Диссертация

Автор: Варфоломеев, Антон Александрович

Заглавие: Негосударственные угрозы международному миру и безопасности и технологии их предотвращения

Справка об оригинале: Варфоломеев, Антон Александрович. Негосударственные угрозы международному миру и безопасности и технологии их предотвращения : диссертация ... кандидата политических наук : 23.00.04 Б.м., Б.г. 168 c. : 61 07-23/147

Физическое описание: 168 стр.

Выходные данные: Б.м., Б.г.






Содержание:

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I
Предпосылки возникновение проблемы негосударственных угроз международному миру и безопасности
Эволюция lit; гхо,Li о е к пони v лнию и изучению международной безопасное г 1:
Новые угрозы для новой безопасности
Идеи новых угроз в практике внешней политики и политики безо-п асности: во п ро сы нонъю и к гу ры
Новые идеи и <онцепции в сфе:е международной безопасности
ГЛАВА II Теоретические аспекты проблемы негосударственных угроз международному миру и безопасности
Вопросы философии негосударственных угроз международному миру и безопасности
Классификации проблем в сфере международной безопасности
Задачи определения негосударственных угроз международному миру и безопасности
ГЛАВА III Политико-правовая лрл стшм реагирования на негосударственные угрот! меисиуна]юдвому миру и безопасности
Организация: Ог-ьедлнёшглх Наций в противодействии негосударственным уп;::им безопасности
Реагирование :еги опальных еззопейских и трансатлантических организаций на г "Г-txic; дарственные угрозы безопасности
Практика ведущих -осударс гв з противодействии негосударственным угроза?,;

Введение:
Современная система международной безопасности находится не только в стадии поступательного развития с течением времени, но и в стадии глубоких качественных изменений. Речь идёт о новом характере международных отношений и их обновлённой формализации: на место Вестфальскому правопорядку должны придти новые правила международного взаимодействия, которые не только отразят расстановку сил среди традиционных вестфальских институтов - государств, но и определят, какую роль в новых международных отношениях следует отвести негосударственным участникам. Всеобъемлющие перемены в мировых делах заставляют исследователей говорить о «переходном возрасте современного мира», установлении «нового мирового порядка», а также строить различные прогностические сценарии дальнейшего развития событий. Несмотря на то, что сегодня невозможно достоверно и однозначно предсказать те состояния, которые будут характерны для системы международной безопасности в новом status quo, уже на современном этапе можно зафиксировать некоторые тенденции, проявляющиеся, после ухода биполярной расстановки сил в прошлое. Среди важнейших из этих тенденций можно выделить как относящиеся к элементам системы, так и к её структуре, то есть взаимосвязям между данными элементами.
Устоявшимся является мнение, что главная тенденция в отношении элементов заключается в появлении новых действующих лиц и изменении положения старых - государств, что выражается, как минимум, в потере ими своей уникальной роли в ноле международной безопасности и необходимости отныне сосуществовать с игроками нового типа - а нередко и отвечать на вызов, ими брошенный. Отсюда проистекают качественно новые структурные характеристики, то есть относящиеся к взаимодействию элементов: традиционных - государств, а также производных от них объединений, и новых - имеющих негосударственный характер.
Вместе с тем, действующее международное право как нормативный скелет всех международных отношений создавалось из аксиомы, что угрозы международному миру и безопасности могут исходить исключительно со стороны государств или их объединений. В качестве непременного элемента таких угроз выступали агрессивные действия. По субъектом всех действий, которые перечислены в известном определении агрессии 1974 года и объявлены таковой Генеральной Ассамблеей ООН, является государство. Да и все блоки XX века создавались одними государствами в интересах предотвращения угроз со стороны других. Удивительный парадокс: могли ли авторы Североатлантического договора даже подумать, что его статья 5 в части коллективной обороны будет впервые применена после того, как несколько террористов-смертников используют в качестве орудия нападения на Соединённые Штаты (а никак не на одну из европейских стран-участниц) гражданские авиалайнеры? При этом сами нападавшие будут совсем не с того Востока, против которого десятилетиями выстраивался натовский блок.
Деятельность негосударственных субъектов в поле международной безопасности уже привела к новому толкованию положений Устава Организации Объединённых Наций, когда после событий 11 сентября 2001 года Совет Безопасности признал право государств на индивидуальную и коллективную самооборону в ответ на террористические атаки. Таким образом, международный орган, определяющий существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии (статья 39 Устава ООН), признал угрозы, исходящие от негосударственных субъектов, столь же опасными, что и угрозы со стороны государств-агрессоров. За этим - неизбежное формирование новых, отвечающих современным реалиям, норм международного права, да и просто специальные практические действия, имеющие жизненное значение для каждого конкретного человека и гражданина, в какой бы точке земного шара он ни находился.
Определения негосударственных угроз международному миру и безопасности не существует. Представляется, что на официальном уровне оно вряд ли появится, поскольку Совет Безопасности ООН определяет существование любой угрозы миру ad hoc*. В этом плане практическую значимость может представлять, скорее, толкование негосударственных угроз международному миру и безопасности, костяк которого должно составить субъективное происхождение таких угроз (то есть ответ на вопрос, кто является источником данных угроз). В этой связи и для целей настоящего исследования предлагается авторское понимание определения, заложенного в тему работы.
Негосударственные угрозы международному миру и безопасности суть новые угрозы международному миру и безопасности, источником которых выступают негосударственные субъекты.
При этом негосударственным является тот субъект, который официально не уполномочен ни одним государством или государственным органом на ведение активной деятельности в сфере международной безопасности*.
Вместе с тем, необходимо учитывать, что негосударственный характер новых субъектов системы международной безопасности вовсе не означает кристаллизации последних из самой системы - это не обезличенное проявление её имманентных свойств, этакий deus ex machina наоборот. Есть все основания утверждать, что ни один участник не был допущен к «играм» в сфере «большой» безопасности без вольного или невольного содействия со стороны традиционных государственных игроков. Другое дело, что негосударственные субъекты впоследствии могут вести себя по образцу джина, выпущенного из бутылки, что, тем не менее, не лишает амбициозные государства намерения продолжить их использование, равно как и использование борьбы с ними, в собственных интересах и специальных целях. Такое положение вещей предполагает серьёзные попытки конъюнктурного толкования негосударственных угроз международному миру и безопасности. Специально для данного случая, т.е. конкретно в каждом случае. f Под официальным уполномочиванием в данном случае мы подразумеваем не юридические процедуры, а уполномочивание, в том числе, ex professo. Вряд ли целесообразно рассматривать, например, диверсионные группы в качестве негосударственных субъектов. Практически никогда правительства не признают ответственность за деятельность таких групп на зарубежной территории, но они, тем не менее, подготавливаются, снабжаются и направляются теми или иными правительственными органами. Соответственно засылающее диверсионные отряды и банды государство несёт ответственность за их деятельность.
Это, в свою очередь, делает непременно оправданной попытку глубокого изучения сути объективных изменений в системе международной безопасности и субъективных изменений в её понимании, а также сущности тех новых угроз, которые вышли на высочайший уровень в доктринальном, тактическом и оперативном пелеполагании ведущих государств мира и влиятельных международных организаций.
Так, коллегия Министерства иностранных дел Российской Федерации отметила, что для России борьба с международным терроризмом и связанным с ним комплексом новых вызовов и угроз в современных условиях выступает важнейшим фактором обеспечения внешней и внутренней безопасности страны, защиты прав и интересов её граждан. Значение этого направления работы возрастает ещё и потому, что именно в этой сфере в настоящее время фокусируется борьба за формирование нового правопорядка [1].
Действительно, развитие и распространение терроризма и вообще качественный скачок в росте транснациональной организованной преступности в широком контексте незаконного оборота наркотиков и легализации доходов, полученных незаконным путем (отмывание «грязных денег»); распространение оружия массового уничтожения (ОМУ*), прежде всего, в части, касающейся приобретения ОМУ и его компонентов негосударственными субъектами, - это передний край формирования правил поведения государств и иных действующих лиц при новом положении системы международной безопасности. Негосударственные угрозы начинают активно влиять на дальнейшее развитие международных, государственных, групповых и личностных отношений. То есть, будучи результатом произошедших и происходящих изменений, данные факторы сами начинают вносить коррективы в систему международной безопасности. В российской военной терминологии принято делать различие между оружием массового поражения (ОМП) и оружием массового уничтожения (ОМУ). Первое, будучи более общим понятием, включает в себя второе как часть. Так, инкапаситарные (временно выводящие in строя) средства относятся к ОМП, но не являются ОМУ. Тем не менее, для целей настоящего исследования данные различия в специальной терминологии между ОМУ и ОМП не являются принципиальными.
Стоит заметить, что обозначенные проблемы относятся к вопросам того рода, рассмотрение и анализ которых имеет одновременно как теоретическую, так и прикладную практическую значимость.
Всё вышесказанное подтверждает актуальность темы исследования.
Целью диссертации является комплексное исследование сущности негосударственных угроз международному миру и безопасности и влияния этой глобальной проблемы на современную систему международной безопасности.
Основные задачи исследования: во-первых, проанализировать объективные (сущностные) и субъективные (применительно к аналитическому и экспертному сообществу, а также лицам, принимающим решения) предпосылки возникновения проблемы негосударственных угроз международному миру и безопасности, а также вывода данной проблемы на новый уровень значимости; во-вторых, провести исследование теоретических аспектов проблемы негосударственных угроз международному миру и безопасности в общефилософской, политической и правовой плоскостях; в-третьих, проследить динамику политико-правовой практики реагирования на негосударственные угрозы международному миру и безопасности на уровне международных организаций и конкретных государств. Первый представлен опытом Организации Объединённых Наций (ООН) и, прежде всего, её Совета Безопасности как органа, определяющего существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии; Совета Европы (СЕ); Совещания (впоследствии Организации) по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ/ОБСЕ); Европейского Союза (ЕС) и Организации Североатлантического договора (НАТО); второй - опытом России и США.
Объектом исследования стала эволюционирующая система международной безопасности.
Предмет исследования - взаимодействие государственных и негосударственных субъектов в поле международной безопасности, в результате которого возникают угрозы нового типа - негосударственные угрозы международному миру и безопасности.
Методологическая база диссертации нацелена на получение научных результатов в соответствии с основополагающими для научного познания принципами развития, объективности, системности, конкретности. Ядро исследовательской методологии составил системный подход, который часто рассматривается как конкретизация диалектического принципа о всеобщей связи. В основе данного подхода лежит целостное исследование объектов как систем. При этом целостность объекта подразумевает, что взаимосвязь совокупности рассматриваемых объектов и их взаимодействие приводят к возникновению новых интегративных свойств системы, которые отсутствуют у составляющих её объектов . Системный подход представился наиболее адекватным методологическим подходом для научного анализа системы международной безопасности как объекта исследования и составляющих эту систему государственных и негосударственных элементов.
В качестве конкретизации системного подхода на общенаучном уровне использовались его структурно-функциональный и кибернетический варианты. Помимо этого автор обратился к таким общенаучным методам, как анализ и синтез, индукция и дедукция, классификация, сравнительно-сопоставительный метод и пр. Что касается частнонаучных методов, необходимо отметить, что междисциплинарный характер проблемы потребовал задействовать не только методы, традиционно используемые в политической науке (например, децизионный, ивент-анализ, методика «кейс-стадиз», элементы контент-анализа), но и методы смежных отраслей научного знания, в частности юриспруденции (например, историко-правовой). Сочетание разно Подробнее о системном подходе см., в частности, в следующих работах: Рузавин, Г.И. Методология научного исследования / Г.И.Ручавнн. - М.: ЮШШ1, 1999; Кочерги», А.Н. Научное познание: формы, методы, подходы / А.Н.Кочергин. - М.: Изд-во МГУ, 1991. образных методов позволило достичь более выверенных и обоснованных выводов в процессе препарирования новой научной проблемы.
Теоретическая база. На сегодняшний день публичная наука не располагает специальными научными изысканиями, посвященными проблемам негосударственных угроз международному миру и безопасности, также как и научному анализу феномена новых вызовов и угроз в целом. Мы выделяем несколько причин этого. Во-первых, вся история признания негосударственных угроз в качестве данности международной безопасности насчитывает лишь несколько десятилетий, при этом точка отсчёта официального международного признания - лишь 2001 год. Во-вторых, в диалектической дедуктивно-индуктивной связке при рассмотрении новых угроз международной безопасности существует известный крен в сторону первой её составляющей: доминирующий стиль научного поиска на этом направлении - анализ конкретных элементов, буде то незаконный оборот наркотиков, терроризм или транснациональная оргпреступность. При этом практически отсутствуют работы, которые улавливают схожие черты негосударственных угроз, описывают в значительной степени общие для всех них закономерности. В-третьих, из-за отсутствия доступа к реальной фактологической канве большинство политологов решаются лишь на дескриптивные работы, причём, опять-таки, посвящённые конкретным элементам комплекса негосударственных угроз международному миру и безопасности.
Поэтому концептуальным основанием для разработки проблематики стали труды отечественных и зарубежных философов и мыслителей, теоретиков политических, юридических, исторических наук и исследований безопасности, равно как и исследования самой науки в этих отраслях человеческого знания.
Среди теорий современных международных отношений автору пришлось сфокусировать особое внимание на политическом реализме, включая новые его интерпретации. Это представляется логичным, поскольку именно политреалисты создали первую целостную научную проекцию системы международной безопасности, разработали такие теперь уже классические понятия, как «национальный интерес», «национальная» и «международная безопасность». Именно в недрах политреализма родилось жёсткое увязывание угроз, безопасности, вопросов военной обороны и, в частности ядерного сдерживания. Начиная с реалистической традиции и на длительное время, безопасность стала функцией от угрозы, а понимание и изучение безопасности основывалось на своеобразном детерминизме угроз.
Для Запада реалистическая теория была ещё и концептуальной основой внешнеполитической практики и политики безопасности на протяжении всей второй половины XX века. Благодаря усилиям своих сторонников и, будучи конъюнктурно востребован, реализм сомкнул политическую теорию и практику - в некоторых странах (в частности в США) на определённом этапе он был одновременно modus vivendi et modus operandi. К реалистической парадигме относятся работы Р.Арона, З.Бжезинского, Дж.Кеннана. Г.Киссинджера, Г.Моргентау, Н.Спайкмана, А.Уолферса, которые в своё время создали исчерпывающее представление о системе международной безопасности. Впоследствии другие авторы строили свои модели международной безопасности в значительной степени благодаря реалистическим идеям: либо видоизменяя их с учётом новых вводных, либо отталкиваясь от них и оппонируя им.
Оставляя за политическим реализмом роль доминанты в описании системы международной безопасности, мы уделили также пристальное внимание теориям, в которых авторы фиксировали новые тенденции в развитии этой системы. В частности, неоспоримым достижением работ Б.Бузана, Р.Кеохейна, Г.Киссинджера, Дж.Ная, Р.Ульмана стало расширение самого понятия «безопасность» и включения в эту важнейшую категорию новых составляющих невоенного характера. Новые качества системы международной безопасности, новые модели взаимодействия между элементами этой системы и новых игроков в поле международной безопасности изучали в своих работах такие авторы, как Д.Биго, М.Гальперин, Д.Грэхэм, А.-М.Слотер, Ф.Фукуяма, С.Хантингтон, О.Холсти, Г.Эллисон.
Что касается отечественных трудов, по нашему мнению, их можно разделить на две части. С одной стороны, это масштабные разработки международников: А.Д.Богатурова, К.С.Гаджиева, Н.А.Косолапова, М.М.Лебедевой, А.Ю.Мельвиля, А.В.Торкунова, М.А.Хрусталёва, П.А.Цыганкова и др. Упомянутые исследователи уделяют внимание новым измерениям международной безопасности в контексте общемировых перемен. У многих из указанных авторов новые угрозы для системы международной безопасности - это локальные проявления трансформации системы международных отношений, кризиса Вестфальского правопорядка и, в конечном итоге, последствия глобализации. Работы данной парадигмы весьма интересны с точки зрения создания целостной картины мировой политики и выявления тенденций и закономерностей общего порядка - тех, что пронизывают все международные отношения нашего времени.
С другой стороны, имеется большое количество конкретных работ, посвященных анализу отдельных составляющих негосударственных угроз, их специальному препарированию, прежде всего, с юридических позиций. К таким исследованиям можно отнести труды Ю.М.Антоняна, И.П.Блищенко, В.В.Витюка, Т.С.Бояр-Созонович, Н.В.Жданова, Ю.М.Колосова, В.С.Котляра, Ю.Н.Малеева, Л.А.Моджорян, Е.Г.Ляхова, А.Н.Трайнина, Б.Р.Тузмухамедова, О.Н.Хлестова, С.В.Черниченко др. Для этих авторов характерно рассмотрение терроризма, транснациональной организованной преступности и других негосударственных угроз сугубо с точки зрения российской доктрины международного права, применительно к российским интересам и практике внешнеполитической деятельности.
Своё место в изучении новых проявлений системы международной безопасности нашла и нижегородская школа международных исследований. Это и фундированные исследования преимущественно традиционалистской направленности (О.А.Колобов, А.А.Корнилов, А.С.Макарычев, М.И.Рыхтик,
A.А.Сергунин, О.О.Хохлышева), и политологические новации (например, исследования проблем т.н. «личностной безопасности», принадлежащие перу Д.Г.Балуева).
Отдельно хотелось бы упомянуть работы практиков, написанные ими по опыту своей непосредственной многолетней деятельности. К таковым относятся работы А.В.Змеевского, Ю.Б.Кашлева, А.А.Кокошина,
B.Е.Петрищева, Е.М.Примакова, Л.А.Скотникова, Н.Н.Спасского, В.В.Устинова, А.В.Фёдорова.
В эмпирической базе диссертации считаем целесообразным отдельно выделить нормативную базу, представленную действующими на территории Российской Федерации нормами, заключёнными в актах органов государственной власти Российской Федерации [2], а также имплементированными во внутреннее законодательство международно-правовыми нормами [3]. Также эмпирическую базу составили:
• иные, помимо упомянутых, акты и документы российских органов власти [4];
• официальные документы ООН, СБСЕ/ОБСЕ, СЕ, ЕС, НАТО и входящих в их системы органов, а также зарубежных государств [5];
• материалы международных переговоров, встреч, конференций, сообщения для печати, информационные бюллетени [6];
• мемуары, речи, интервью государственных и общественных деятелей, иные нарративные источники, включая беседы автора с официальными лицами и специалистами в сфере безопасности [7];
• публичные фактические и событийные материалы международного сотрудничества по тематике диссертации, в том числе собранные автором как непосредственным участником таких событий;
• аналитические материалы и разработки исследовательских, экспертных и специализированных учреждений и институтов [8];
• справочная, публицистическая и популярная литература, периодические издания, материалы СМИ;
• электронные базы данных и материалы всемирной сети Интернет.
О научной нонизне исследования, прежде всего, позволяет говорить постановка новой научной проблемы, обозначенной в теме диссертации. До настоящего момента негосударственные угрозы международному миру и безопасности не подвергались комплексному научному рассмотрению. При этом обстоятельный анализ данной проблематики на уровне диссертационного исследования - это не только восполнение пробела, существующего в современной политической науке, но и ответ на настоятельную потребность времени. Решение этой оригинальной задачи имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение, в том числе в плане развития научно обоснованных представлений о социальном мире и его новых негативных проявлениях. К достижениям настоящей работы относится раскрытие новых научных категорий и понятий, формирующих представление о новых характеристиках современной системы международной безопасности. Представлено авторское видение процесса эволюции угроз для международной безопасности от старых и традиционных к новым - негосударственным. Диссертант выдвинул оригинальные теоретические разработки, раскрывающие сущность негосударственных угроз международному миру и безопасности с политико-правовой точки зрения. Впервые предпринята попытка проанализировать вопросы реагирования на новые угрозы с научно обоснованной позиции, отделив при этом конъюнктурные моменты, которые присущи любой политически значимой данности. Кроме того, разработаны и научно обоснованы предложения, которые могут быть использованы в теории и практике решения вопросов в сфере международной безопасности.
Практическая значимость диссертации обусловлена тем, что научная разработка сформулированной проблемы представляет безусловный интерес для органов государственной власти, занятых процессом выработки и принятия решений в области внешней политики и политики безопасности. Научно обоснованные выводы и рекомендации могут быть учтены при разработке концептуальных подходов реагирования на негосударственные угрозы международному миру и безопасности, согласовании разрозненных позиций на данном направлении. Работа может быть также использована при подготовке международников, политологов, юристов и иных специалистов, деятельность которых будет сопряжена с решением комплексных вопросов международной безопасности.
Апробация исследования осуществлена в форме выступлений автора в 2002-2006 гг. на международных, всероссийских и межвузовских конференциях и семинарах в Институте научной информации по общественным наукам РАН, МГИМО (Университет) МИД России, Волгоградском, Новосибирском, и Ставропольском госуниверситетах, Пятигорском государственном лингвистическом университете, Нижегородском государственном университете имени Н.И. Лобачевского (ННГУ), в лекциях и выступлениях в Дипломатической академии МИД России. Основные результаты работы отражены также в опубликованных автором научно-справочных изданиях и ряде научных статей, а, кроме того, в подготовленных и используемых в практической деятельности МИДа России аналитических материалах, которые посвящены не только непосредственно изучаемой тематике, но и широкому кругу вопросов международной безопасности в целом.
Основные положения диссертации обсуждались с экспертами российских министерств и ведомств, задействованных в процессе выработки и принятии решений в сфере международной безопасности.
Структура диссертации обусловлена главной целью и задачами исследования. Работа состоит из введения; трёх глав, разделённых на параграфы; заключения; списка использованных источников и литературы; приложений.