Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / АРХИТЕКТУРА / Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия

Особенности архитектурного формообразования в Сталинграде в историко-культурном контексте 1930-1950-х гг.

Диссертация

Автор: Янушкина, Юлия Владимировна

Заглавие: Особенности архитектурного формообразования в Сталинграде в историко-культурном контексте 1930-1950-х гг.

Справка об оригинале: Янушкина, Юлия Владимировна. Особенности архитектурного формообразования в Сталинграде в историко-культурном контексте 1930-1950-х гг. : диссертация ... кандидата архитектуры : 18.00.01 / Янушкина Юлия Владимировна; [Место защиты: Науч.-исслед. ин-т теории архитектуры и градостр-ва] - Волгоград, 2009 - Количество страниц: 252 с. ил. Волгоград, 2009 252 c. :

Физическое описание: 252 стр.

Выходные данные: Волгоград, 2009






Содержание:

Введение
Глава 1 Образно-пространственное становление Сталинграда
11 Формирование социалистических городов в Сталинграде в 1929-1935-е годы
12 Архитектурное развитие Сталинграда в 1935-1955-е годы От идеи города-организма к идее города-монумента
Выводы по первой главе
Глава 2 Архитектурное формообразование в контексте советской идеологии 1930-1950-х годов
21 Идеологические установки и пространственные построения в со- ветской архитектуре
22 Основные образные темы советской архитектуры и их пространственное воплощение
Выводы по второй главе
Глава 3 Формообразование в Сталинграде как развёртывание основных образных тем и концепций советской архитектуры 1930-1950-х годов
31 Профессиональные и массовые представления о городе в концептуальном проектировании Сталинграда
32 Пространственное формирование Сталинграда и становление типов городской среды
33 Объемно-планировочные типы зданий и основные образные темы архитектуры Сталинграда
Выводы по третьей главе

Введение:
Исследование направлено на изучение особенностей пространственного развития Сталинграда и его ключевых архитектурных сооружений в историческом и культурном контексте сталинской эпохи. В данной работе архитектурное развитие Сталинграда рассматривается как процесс формирования многослойной структуры, в которой одновременно функционируют целостные системы смыслов разных пространственно-временных и масштабных уровней. Сталинграду, как городу носящему имя вождя, уделялось в советской архитектуре данного периода особое внимание. На примере его развития можно полностью проследить эволюцию формообразования советской архитектуры 1930-1950-х годов.
Реконструкция Сталинграда 1930-1950-х годов стала значительным явлением в советской архитектурной практике, особенно в послевоенный период, когда восстановление города воспринималось как общенародное дело. Центр Сталинграда представлял собой один из наиболее ярких и практически полностью реализованных образцов градостроительного искусства того времени. Современный Волгоград1 - это не только значительный памятник архитектурного мышления середины XX века, но и уникальный пример сложившейся линейной градостроительной структуры, считающейся наиболее перспективной системой расселения XXI века2.
Изучение закономерностей архитектурного формообразования Сталинграда рассматривается автором как один из шагов на пути к построению новой концепции истории отечественной архитектуры и градостроительства XX века.
Актуальность изучения особенностей архитектурного формообразования в Сталинграде в 1930-1950-е годы связана с тем, что результаты данного процесса в значительной мере определяют современный облик Волгограда, являясь одной из главных составляющих его культурной идентификации. В настоящее время ведутся активные поиски нового образа города (конкурсы на застройку центральной набережной; реконструкцию поймы реки Царицы, 2008; новый брэнд, г. Волгограда, 2004). Активность современного этапа реконструкции города обу
В 1961 году Сталинград (до 1925 года город Царицын) был переименован в Волгоград.
2И.Г.Лежава, К.П.Пчельников, М.В.Шубенков. славливает необходимость изучения проблем, связанных с историческим наследием, охраной и развитием его архитектуры. Разработка реконструктивных мероприятий требует научного обоснования, основанного на знании принципов пространственного развития конкретной градостроительной системы и ее взаимодействия с исторически меняющимися представлениями о городе.
Наряду с решением проблем, связанных с функциональными и социально-экономическими изменениями, при разработке стратегий реконструкции городской среды, возникает необходимость определения уровней и критериев композиционно-смыслового построения, непосредственно связанных с историей формирования образа города. Если все архитектурные объекты, проектировавшиеся и строившиеся в Сталинграде в послевоенный период, встраивались в единую пространственно-смысловую систему, формируя целостный образ города, то на современном этапе большинство новых архитектурных объектов Волгограда строится без учета их смысловой роли в общей структуре образа города. В результате формируется городская среда вне связи со сложившимся контекстом, что приводит к ее полной дефрагментации.
Возникает потребность в изучении смыслового взаимодействия разновременных элементов городской среды как на уровне массового (мифологизирующего) сознания, воспроизводящего существующие образно-пространственные структуры, так и на уровне профессионального, предполагающего не только их сохранение, но и трансформации. Кроме того, индивидуальность развития «городского организма» требует понимания принципов его формирования. Четкое представление о логике пространственного развития Сталинграда должно способствовать разработке долгосрочных прогнозов развития его среды и вариантов ее функционального и смыслового насыщения; а также способствовать определению возможных ограничений структурно-морфологических характеристик объектов, проектируемых в исторически сложившемся контексте.
Степень изученности темы и научный контекст исследования. Архитектурное формообразование Сталинграда 1930-1950-х годов до настоящего времени изучено фрагментарно и фундаментального исследования, посвященного данной теме, не существует. Данное исследование является первым комплексным изучением архитектурного формообразования в Сталинграде в историко-культурном контексте 1930-1950-х годов. Но оно было бы невозможно без опоры на предшествующие труды, посвященные истории архитектурно-территориального развития Царицына-Сталинграда-Волгограда1; теоретическим вопросам советской архитектуры2 и градостроительства3; без работ, затрагивающих аспекты художественного формообразования во взаимодействии с идеологическими установками того времени4 и анализирующих зависимость формообразования от мировоззрения в более широком контексте5.
При формировании направления исследования основой послужило натурное изучение архитектурных памятников Волгограда рассматриваемого периода.
Практической базой работы стали материалы Государственного архива Волгоградской области, личных архивов архитекторов, архивов местных проектных организаций и музея-панорамы Сталинградской битвы; центральные и местные журналы и газеты с 1928 по 1955 годы; материалы и исследования, посвященные творчеству ведущих советских архитекторов, повлиявших на процесс архитектурного формообразования в Сталинграде6.
При рассмотрении процесса архитектурного формообразования автор опирал 7 ся на работы, посвященные изучению логики художественного выражения , метафорической8 и пространственной9 концептуализации, анализу структуры архитектурной образности во взаимосвязи с творческим методом архитектора10, а так
Работы А.В.Антюфеева, В.И.Атопова, М.А.Водолагина, Д.Г.Донцова, А.Ф.Липявкина, В.Е.Масляева, А.В.Материкина, О.И.Осятинского, Г.А.Птлчниковой, В.Е.Тихонова.
2Труды И.А.Азизян, Д.Е.Аркина, М.И.Астафьевой-Длугач, Н.П.Былинкина, Ю.П.Волчка, А.В.Иконникова, Г.С.Лебедевой, Т.Г.Малининой, А.М.Мостакова, А.В.Рябушина, А.А.Стригалева, ВЭ.Хазановой, В.Л.Хайта, О.С.Хан-Магомедова, Г.Н.Яковлевой
3Труды Н.П.Анциферова, Н.В.Баранова, М.Г.Бархина, Е.Л.Беляевой, Ю.П.Бочарова, А.В.Бунпна, А.А.Высоковского, В.Л.Глазычева, А.Э.Гутнова, Г.З.Каганова, Л.Б.Когана, Я.В.Косицкого, Н.Д Кострикина, Ю.Л.Косенковой, В.АЛаврова, М.Г.Мееровича, В.А.Шкварикова, З.Н.Яргиной и др.
Работы И.Н.Голомштока, Б.Гройса, С.Кавтарадзе, В.Паперного, М.А.Рыклина, А.Ю.Тарханова, Д.Хмельницкого
5Работы А.И.Каплуна, А.Г.Раппопорта, Г.И.Ревзина, В.Л.Хайта и др. бК.С.Алабян, А.К.Буров, И.А.Голосов, Г.П.Гольц, И.В.Жолтовский, Б.М.Иофан, В.Н.Семенов, В.Н.Симбирцев, И.А.Фомин, А.В.Щусев и др.
7Работы А.Г.Габричевского, Я.Э.Голосовкера, В.П.Зубова, Э.Кассирера, С.Лангер, А.Ф.Лосева, Ю.М.Лотмана, Б.А.Успенского, П.А.Флоренского, У.Эко.
8Работы М.Джонсона п Дж.Лакоффа.
Работы К.Александера, К.Линча.
10Работы О.И.Адамова, К.Н.Афанасьева, Н.Л.Павлова, О.И.Явейна. же методы исторической антропологии1.
Данное исследование находится в русле пересечения таких кардинальных проблем архитектурной деятельности, как пространственные построения в архитектуре, творческий метод архитектора, образ и семантика архитектурных форм. Круг данных проблем включает разработку подходов к анализу связей смысла и образа в архитектурной форме.
В становлении «теории смыслообразования» в архитектуре выявляются три проблемно-исторических контекста: гносеологический, онтологический, эпистемологический, соответствующие трем этапам в истории развития научных взглядов на проблему смыслопорождения. На первом этапе акцент делался на изучении связи мысль-объект в рамках трансцендентальной субъективности; на втором анализировалось отношение мысль-знак2; на третьем рассматривались коммуникативно-прагматические аспекты мыследеятельности3.
В рамках данных подходов акцентировались различные аспекты смыслообразования: предметный, инструментальный и прагматический, что непосредственно отразилось в цикле изменений научных взглядов на роль архитектуры: познание -описание - коммуникация. Это предполагает выделение трех уровней смыслообразования в структуре архитектурного объекта: логического, грамматического '(объемно-пространственная композиция), риторического (метафорическая образность).
Эволюционно-генетический подход, согласно которому архитектура рассматривалась как последовательное развитие представлений о пространстве4, постепенно трансформируется под воздействием феноменологически-экзистенциального5 и структурного подходов. Многочисленные попытки структурного описания «символического языка» архитектуры демонстрировали сложность выявления ограниченного набора «слов» и неизменных «грамматических правил» пространственных по
1 Анализ культурных артефактов в двух ракурсах: исходя из системной модели мира, согласно которой описывается, объясняется, и «конструируется» реальность, и как индивидуальных произведений конкретных авторов (труды М.А.Барга, Л.М.Баткина, М.М.Бахтина, В.С.Библера, А.Я.Гуревича).
2Ф. де Соссгар, Г.Фреге, Ч.С.Пирс, У.Моррис, Л.Витгенштейн.
3Ж.Делез, Ж.Деррида, П. де Манн, Дж.Лакофф, П.Рикер, Р.Рорти, М.Фуко, М.Хайдеггер, М.К.Мамардашвили Г.П.Щедровицкий.
4А.И.Некрасов, А.В.Иконников.
5А.Г.Габричевский, Г.Зедльмайр, К.Норберг-Щульц, А.Г.Раппопорт и др. строений1. Обширный корпус теоретических исследований показал, что «архитектурный язык» не образует своего фиксированного словаря и синтаксиса в отличие от естественного языка, но, тем не менее, обладает определенной системой инвариантных отношений, маркирующих смысловое пространство человеческой деятельности на бессознательном уровне . Несмотря на подвижность смыслового пространства, определяющего ассоциативную многозначность архитектурной формы, в основе любого формообразующего процесса лежат метафорические конструкции, структурно ограничивающие его разнообразие .
В русле когнитивного подхода анализ логических и грамматических аспектов конструирования смысла уступает место анализу символических моделей,"непосредственно сопоставляющих форму и значение. Основная функция символических моделей состоит в разграничении и связи различных смысловых контекстов, т.е. в их прототипической категоризации и описании с помощью метафорических и метонимических конструкций4. Поскольку данные смысловые конструкции переносят наше телесно-основанное понимание вещей на широкий круг абстрактных понятий, их порождение в большинстве случаев связано с теми или иными операциями пространственной концептуализации5. Это делает применение подобных конструкций актуальным для анализа произведений архитектуры.
От изучения инструментально-композиционных аспектов формообразования исследователи постепенно переходят к непосредственному моделированию самого процесса проектирования6, а также к рассмотрению архитектуры в контексте культуры и анализу творческого процесса архитектора и его образной основы . Направление поисков смещается от анализа грамматики формально-пространственных построений к конструированию архитектурной риторики, пере
1 Работы К.Александера, И.Р.Галимова, Г.Е.Игнатова, И.Г.Лежавы, К.ЭЛехари, Л.Марча, Д.Презиози, Г.Д.Станишева, Ф.Стидмана, И.А.Страутманиса и др.
2Работы ВЛ.Глазычева, А.Э.Гутнова, Л.Б.Когана, К. Линча, О.И.ЯвеГша, З.Н.Яргиной.
3Работы А.К.Байбурина, Р.Барта, Дж.Броадбента, Ч.Джснкса, И.А.Добрицына, А.Э.Коротковского, Ж.-Ф. Лиота-ра, Ю.М.Лотмана, С.Ю.Маслова, В.Ф.Маркузона, Е.И.Россинской, М.Р.Савченко, Ю.С.Степанова, В.Н.Топорова, Б.А.Успенского, Л.Ф.Чертова, У.Эко и др,
4М.Джонсон, .Дж.Лакофф, Э.Рош.
5Э.Кассирер, С.Лангер.
6 О.Акин, М.В.Шубенков и др.
7И.А.Азизян, О.И.Адамов, А.В.Боков, И.А.Бондаренко, И.А.Добрицына, П.В.Капустин, Г.С.Лебедева, В.К.Моор, Н.Л.Павлов, Г.И.Ревзин, О.И.Явейн, Ю.С.Янковская и др. брасывающей «мост» между различными культурно-смысловыми контекстами.
Так, отправной точкой исследования стало положение, что «смыслообраз» архитектурного объекта относительно самостоятелен по отношению к его функциональному назначению, и при определенных обстоятельствах может стать ведущим фактором архитектурного формообразования1. Архитектурный объект представляет собой многоуровневую систему, в которой смысл, образ и пространственная структура формы представляют различные уровни выражения и определяют характер деятельности по преобразованию окружающего мира2.
Соответственно, рабочая гипотеза исследования предполагает:
1) образ в советской архитектуре 1930-1950-х годов задан в первую очередь смысловой, а затем уже функциональной, конструктивной и эстетической целесообразностью;
2) Архитектурное формообразование в Сталинграде ограничено смысловыми установками, закрепляемыми в относительно устойчивых типах объемно-пространственной организации зданий и городской планировки.
Объект исследования - архитектура и планировка Сталинграда, создававшиеся в 1930-1950-е годы.
Предмет исследования - процесс архитектурного формообразования в Сталинграде 1930-1950-х годов.
Границы исследования определены периодом реконструкции Сталинграда 1930-1950-х годов (поздний конструктивизм и сталинский неоклассицизм); и затрагивают в основном образно-смысловые аспекты формирования города.
Цель исследования — изучение особенностей архитектурного формообразования в Сталинграде в историко-культурном контексте сталинской эпохи. Задачи исследования:
1) Выявление этапов образно-пространственного становления Сталинграда и определение его роли в историко-культурном контексте советской архитектуры 1930-1950-х годов.
Труды А.В.Бокова, И.А.Бондаренко, И.Г.Лежавы, В.И.Локтева и др.
2Работы К.Гирца, Э.Лича, М.Элиаде.
2) Анализ представлений об идеальном советском городе 1930-1950-х годов и элементах его образной типологии; изучение закономерностей архитектурного формообразования, соответствующих этим представлениям.
3) Выявление механизмов взаимодействия представлений об идеальном советском городе и архитектурного развития Сталинграда в 1930-1950-е годы на уровнях организации центральных архитектурных ансамблей и отдельных значимых сооружений города, включая рассмотрение особенностей творческого метода ведущих архитекторов Сталинграда.
Методы исследования основываются на многофакторном анализе архитектурного формообразования в Сталинграде; графической реконструкции и комплексном анализе результатов натурного изучения широкого круга архитектурных объектов. При изучении закономерностей формообразования в Сталинграде потребовался всесторонний анализ смыслового контекста, в котором создавался город. На этом уровне анализировалась структура архитектурной образности, просвечивающая сквозь тексты источников (архитектурные эскизы и проекты, теоретические концепции, статьи, выступления архитекторов и т.п.). Процесс формообразования рассматривался в трех аспектах: концептуальном, композиционном и образном, с учетом их взаимосвязи с творческими установками архитекторов.
Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений.