Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ / Общая педагогика, история педагогики и образования

"Педагогическая антропология" в контексте мировоззренческой парадигмы педагогических взглядов К.Д. Ушинского

Диссертация

Автор: Шашков, Александр Владимирович

Заглавие: "Педагогическая антропология" в контексте мировоззренческой парадигмы педагогических взглядов К.Д. Ушинского

Справка об оригинале: Шашков, Александр Владимирович. "Педагогическая антропология" в контексте мировоззренческой парадигмы педагогических взглядов К.Д. Ушинского : диссертация ... кандидата педагогических наук : 13.00.01 Сочи, 2007 178 c. : 61 07-13/1020

Физическое описание: 178 стр.

Выходные данные: Сочи, 2007






Содержание:

Введение
Глава 1 Мировоззренческая парадигма педагогического наследия КД Ушинского
11 Проблема целостного понимания педагогического наследия КД Ушинского
12 Мировоззренческая парадигма педагогической мысли
КД Ушинского
13 Отечественная педагогика как метазадача научно-педагогической деятельности КД Ушинского
Глава 2 Опыт педагогической антропологии как проектирование мировоззрения субъекта педагогического процесса
21 Религиозный, научный и профессиональный аспекты мировоззрения КД Ушинского как концептуальные основания модели отечественной педагогики
22 Философские и научные предпосылки «Педагогической антропологии»
23 Замысел «Педагогической антропологии»
24 «Педагогическая антропология» КД Ушинского в методологическом поле антропологического знания

Введение:
Актуальность исследования. Обращение отечественной педагогики к антропологическому знанию в судьбоносный для современной России период не случайно и обусловлено рядом как научных, так и социальных факторов. Реформирование системы образования, деидеологизация и гуманизация педагогической мысли, поиск новых моделей и стратегий педагогического воздействия, все это в той или иной мере стимулирует возрастающий интерес к антропологическим основаниям педагогической теории и практики. Возрождаясь, педагогическая антропология призвана определить возможности и пределы эволюции человеческой природы, указать их структурные основания (физиологические, психологические, культуральные, социальные, духовные), опираясь и воздействуя на которые, педагогическая теория и практика сосредоточит свои усилия на воспитании «человека будущего», исходя не из временного «социального заказа», а из потенций природы самого человека. Впервые этот принцип для педагогики был сформулирован К.Д. Ушинским, видевшем в нем качественно новый этап ее развития, условие ее эффективности. В этом контексте обращение к фундаментальной работе великого русского педагога «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» представляется актуальным. Являясь своеобразной проекцией мировоззрения мыслителя, эта работа отразила в себе его видение педагогической проблематики, его ценностно-смысловые приоритеты в понимании как природы человека, так и будущего отечественной педагогики и, шире, будущего русской цивилизации. Объективная оценка этой работы предполагает выход на мировоззренческий уровень ее анализа, что в свою очередь предполагает историко-научную реконструкцию педагогического наследия К.Д. Ушинского как целого, необходимой и логичной частью которого стал этот труд. Актуальность такого исследования обусловлена еще и тем, что эта работа явилась плодом мысли российского ученого, в мировоззрении которого ярко выразились национальные особенности мироотношения и миропонимания, ценности и смыслы, органичные российской ментальности. Это позволяет наиболее адекватно понять связь ее онтологических и аксиологических категорий.
Современный этап в развитии отечественной педагогической науки дает возможность увидеть в наследии классика ранее незамеченное, игнорируемое, выявить новый аспект понимания его педагогических идей и взглядов. Способствует этому и философский, и методологический плюрализм, и стремление к целостному, холистичному, системному видению педагогической проблематики, представленной на различных уровнях педагогической реальности. На сегодняшний день в истории педагогической науки накоплен немалый объем исследований творческого наследия великого мыслителя, среди которых проблема системного, целостного рассмотрения его идей не раз становилась предметом научных исканий и размышлений. Обусловлено это тем, что помимо прочтения отдельных работ ученого с позиций актуальных современной педагогической проблематике взглядов, не теряет своей актуальности и историко-научная реконструкция авторского замысла этих работ. Такая реконструкция будет валидна только при условии целостного, системного обобщения идей ученого, представления его педагогических работ в контексте мировоззренческого целого.
Первые попытки фундаментального исследования педагогического наследия К.Д. Ушинского были предприняты Н.К. Маккавейским в 1896 г. и В.А. Волкови-чем в 1913 г. В советской педагогической науке обзорный анализ научного творчества Ушинского представлен в трудах таких исследователей, как Д.О. Лордки-панидзе, Н.К. Гончаров, В.Я. Струминский. Однако идеологический контекст того времени накладывал свои ограничения, и на сегодняшний день эти работы не могут быть признанны целостными и, по мнению ряда авторов, несколько устарели.
Современная педагогическая наука, активно реформируясь, вновь обращается к наследию великого русского педагога. Свободная от идеологических шор, педагогика переживает наиболее благоприятный период для целостного понимания педагогических идей К.Д. Ушинского. Однако, как показывает анализ каталогов Российской государственной библиотеки и Государственной научной педагогической библиотеки им. К.Д. Ушинского, за последние 20 лет (с 1985 г. по 2005 г.) по данной проблеме не издано ни одного фундаментального научного исследования.
Решение проблемы целостного понимания педагогических идей Ушинского отчасти решается в тематических сборниках научных трудов. Например, сборник статей «К.Д. Ушинский и русская школа» коллектива курских ученых (Е.П. Бело-зерцев, С.Б. Каменецкая, Н.И. Лифинцева, В.М. Меньшиков, Л.И. Мищенко и др.). Исследования И.Г. Мальковой, Л.Н. Исаева, Х.Х. Лукмановой, Э.Д. Днепро-ва, Г.М. Суходоловой, В.А. Сластенина также декларируют обзорно-обобщающий уровень анализа педагогического наследия К.Д. Ушинского.
Тематика статей в педагогической периодике также свидетельствует о попытках решения данной проблемы (В.М. Кларин, A.B. Елисеев, С.Ф. Егоров).
Потребность в целостном анализе педагогического наследия Ушинского заявлена в тематике таких научных конференций, как «К.Д. Ушинский и проблемы современного образования» (Челябинск, 2000), «К.Д. Ушинский и современная школа» (Курск, Рязань, 1994), «Наследие К.Д. Ушинского и современные проблемы гуманитаризации образования в России» (Балашов, 1994), «Принципы народности и православия в педагогической системе К.Д. Ушинского и развитие современного образования» (Курск, 2001).
Среди современных диссертационных исследований педагогического наследия К.Д. Ушинского, затрагивающих и отчасти решающих эту проблему, необходимо выделить работы В.Ю. Вельского, М.Н. Дементьевой и Л.Н. Исаева.
Помимо историко-научного интереса к возможности целостного системного представления педагогического наследия К.Д. Ушинского, предметом изучения становятся и отдельные работы ученого. Так «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» представлен в ряде аспектов.
Психологический аспект (A.A. Смирнов, Б.Г. Ананьев, Г.С. Костюк, Т. Тад-жибаев, A.A. Никольская). В этих исследованиях рассмотрены только те положения в психологических рассуждениях ученого, которые, зачастую косвенно, могут быть отнесены к монистическому, естественнонаучному пониманию природы психического. Современная история психологии пока еще не содержит глубоких методологических исследований вклада ученого в отечественную психологическую науку.
Педагогический аспект (В.Я. Струминский, Н.К. Гончаров, С.Ф. Егоров, Д.О. Лордкипанидзе, Э.Д. Днепров, Л.Н. Исаев, В.Б. Емельянов Т.А. Петрунина). Необходимо отметить также ряд работ, в которых логика изложения материала так или иначе предполагает обращение к анализу текста «Педагогической антропологии» (В.Ю. Вельский, Г.Н. Волков, Х.Х. Лукманова, В.А. Сластенин, З.И. Гладких, Б.А. Никитюк, Ю.И. Салов, Ю.С. Тюнников).
В советской педагогической науке в силу различный причин антропологическое направление не получило должного развития, и поэтому исследования «Педагогической антропологии», выполненные в идеологических ограничениях исследовательской методологии, на сегодняшний день не могут быть признанны валидными.
В современной России авторы, как правило, не идут дальше пересказа содержания основных разделов работы, зачастую заимствованных и несколько модернизированных из советских источников. Современных глубоких системных исследований «Педагогической антропологии», ее философских и мировоззренческих оснований, структуры, авторского замысла пока не представлено. До сих пор не был проведен анализ конкретных философских идей, антропологических представлений, использованных К. Д. Ушинским в его работе. Не было анализа фило-софско-антропологических воззрений, которые, возможно, явились источником для определения мыслителем сущности, целей и задач педагогики.
Мировоззренческий аспект (В.В. Зеньковский, П.И. Петренко, И.С. Николаев, Л.Н. Шеховская, В.А. Сластенин, Ш.А. Френкель, В.Ю. Вельский, Т.А. Петрунина). В той или иной форме разработанности представлены такие аспекты мировоззрения мыслителя, как религиозность, научность, профессиональная педагогическая позиция. Однако анализ этих исследований показал, что обобщающего исследования, в котором были бы представлены и логически связаны все перечисленные аспекты мировоззрения педагога, еще нет.
Анализ состояния исследований педагогического наследия К.Д. Ушинского дает основание для вывода о наличии ряда противоречий:
1. В настоявшее время кажущаяся исчерпанность в исследованиях направленности и содержания педагогических идей Ушинского выглядит некорректной, поскольку отсутствует целостное понимание педагогического наследия в контексте мировоззрения классика. Следовательно, педагогические идеи не получают полноценного обоснования в оценках исследователей.
2. Интерес к антропологическим основаниям педагогической теории и практики в современной России предполагает обращение к историческим истокам этого направления. Однако фундаментальный для этого направления труд К.Д. Ушинского «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» в силу целого ряда специфических особенностей как самой работы, так и методологических установок ее исследователей все еще не получил должной объективной оценки.
Из выделенных противоречий следует научная проблема, обосновываемая данным диссертационным исследованием: какова взаимосвязь мировоззренческих представлений классика о сущности человека, смысле его бытия с педагогическими идеями, в которых эти представления реализованы.
Цель исследования: реконструировать замысел «Педагогической антропологии» как работы, имеющей мировоззренческий статус и значение, через обращение к целостному пониманию педагогического наследия К.Д. Ушинского.
Объект исследования: педагогическое наследие К.Д. Ушинского как выдающегося представителя философско-педагогической мысли России второй половины XIX века.
Предмет исследования: «Педагогическая антропология» в контексте мировоззренческой парадигмы педагогических взглядов К.Д. Ушинского.
Задачи исследования:
1. Выявить и обосновать методологическую возможность целостного, имеющего внутреннюю логику и уникальность, понимания педагогического наследия классика.
2. Основываясь на целостном понимании педагогического наследия К.Д. Ушинского, реконструировать замысел «Педагогической антропологии» как работы, имеющей мировоззренческий статус и значение.
3. Выявить мировоззренческие основания модели национальной педагогики в авторском понимании К.Д. Ушинского.
4. Определить место «Педагогической антропологии» К.Д. Ушинского в структуре антропологического знания.
Теоретико-методологическая основа исследования представлена теоретическими и концептуальными разработками из области философской антропологии, истории философии, истории педагогики, истории психологии, философии образования (Б.Г. Ананьев, Б.М. Бим-Бад, А.Ю. Бутов, JI.M. Веккер, Н.К. Гаврю-шин, Н.К. Гончаров, П.С. Гуревич, Л.Я. Дорфман, С.Ф. Егоров, Б.В. Емельянов, И.А. Ильин, В.Я. Струминский, С.Н. Тесля, A.B. Юревич). Также мы опирались на исследования в области методологии историко-научного познания: цивилиза-ционный подход (Г.Б. Корнетов), парадигмальный (М.В. Богуславский) этноан-тропологический (А.Г. Кузнецова), аксиологический (З.И. Равкин), традиционно-рефлексивный (Р.Б. Вендровская, Е.А. Степашко), а также разработки общей методологии педагогического познания (O.A. Кравцов, М.Р. Кудаев).
Исследование выполнено в русле комплексного сочетания социально исторического, личностного и логико-научного подходов к рассмотрению жизни и педагогического наследия К.Д. Ушинского. Такая стратегия исследования позволяет, опираясь на объективные основания, выделить в мировоззрении ученого философские представления о предельных основаниях бытия - «что есть человек и как он возможен?», «что есть мир?», «что есть история?», «каковы движущие силы человеческого и исторического развития?». Это дает основание реконструировать авторскую «картину мира», которая выступает ключом к пониманию замысла создаваемого текста. Позволяет представить цели и результаты научного творчества ученого, фундированные мировоззренческой парадигмой, как систему мировоззренческих задач, в решении которых проявляется гражданская, этичеекая, этническая, научная и религиозная позиция педагога. Выбор этой стратегии обусловлен спецификой педагогического наследия К.Д. Ушинского.
Методы исследования. В исследовании в той или иной форме использовались такие методы историко-научного познания, как структурно-аналитический, сравнительно-сопоставительный, метод сбора и интерпретации фактологических данных, анализ категориально-понятийного аппарата, анализ продуктов деятельности, метод исторической реконструкции, проблемологический анализ, тематический анализ, биографический метод.
Личный вклад соискателя определяется разработкой концепции исследования, а именно: систематизацией исследовательского материала, разработкой критериев типологизации педагогического наследия К.Д. Ушинского, разработкой концепции анализа мировоззрения педагога, разработкой критериев определения работы Ушинского в методологическом поле антропологического знания.
Научная новизна исследования заключается в следующем:
• Предложено методологическое обоснование проблемы целостного понимания педагогического наследия К.Д. Ушинского. Разработана концептуальная схема, позволяющая истолковать научное творчество мыслителя как мировоззренческое, т.е. философское, научное, религиозное и профессионально-педагогическое целое. Применение этой схемы позволило сформулировать профессиональную мировоззренческую парадигму К.Д. Ушинского, которой придается значение системообразующей идеи педагогических взглядов классика. Мировоззренческая парадигма педагогического наследия К.Д. Ушинского сформулирована так: педагогика как средство, способствующее реализации плана национального духа.
•Представлена конкретизация мировоззренческой парадигмы на теоретическом уровне в виде мировоззренческих задач: поиск национальной идеи воспитания и преодоление тенденции заимствования, решение которых, на наш взгляд, определило направленность и содержание педагогических работ классика. Это позволило типологизировать работы Ушинского.
• В контексте выделенных мировоззренческих задач уточнено и конкретизировано понимание К.Д. Ушинским цели воспитания, содержания образования и роли мировоззрения учителя.
• Выявлена мировоззренческая составляющая базовых концептов педагогики (науки - православия - народности), что позволило представить модель национальной педагогики с точки зрения Ушинского, в которой «Педагогическая антропология» занимает определенное место.
• На основе анализа методологической позиции Ушинского как русского религиозного философа, проектирующего научный, религиозный и профессиональный аспекты мировоззрения русского учителя, реконструирован мировоззренческий замысел «Педагогической антропологии».
• Выявлено место «Педагогической антропологии» в методологическом поле антропологического знания.
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в нем определенным образом восполняются пробелы в историко-научных представлениях о педагогическом наследии К.Д. Ушинского. Новое звучание получает замысел антропологических оснований педагогики. Представлен взгляд на целостность педагогического учения Ушинского. Выделены мировоззренческие и методологические основания педагогической антропологии К.Д. Ушинского. Результаты, полученные в проведенном исследовании, могут быть использованы в качестве методологического основания при анализе проблем, связанных с философскими основаниями педагогики, педагогической антропологии, философии образования.
Практическая значимость исследования заключается в возможности использования материала диссертационного исследования в процессе преподавания ряда дисциплин гуманитарного цикла: педагогической антропологии, педагогики, истории педагогики, истории психологии. Методологический инструментарий исследования возможно использовать в области историко-педагогических исследований.
Апробация результатов исследования. Основные результаты исследования докладывались и обсуждались на Международных научно-методических конференциях «Проектирование инновационных процессов в социокультурной и образовательных сферах» (Сочи, 2002-2005); Международных молодежных научно-методических конференциях «Проблемы, инновационные подходы и перспективы развития индустрии туризма» (Сочи, 2002-2004); Всероссийской научно-практической конференции «Личность и бытие: субъектный подход» (Краснодар, 2003); студенческих научно-практических конференциях «Дружининские чтения» (2002-2005), «Психология и современное общество: взаимодействие как путь взаиморазвития» (Санкт-Петербург, 2006); заседаниях кафедры общей психологии и кафедры педагогики Социально-педагогического института Сочинского государственного университета туризма и курортного дела.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Мировоззренческой парадигмой К.Д. Ушинского является понимание педагогики как средства, способствующего реализации плана национального духа. Выделенная парадигма, выступая связующей идеей педагогических работ Ушинского, позволяет представить их как теоретическое решение мировоззренческих задач - поиска национальной идеи воспитания и преодоления тенденции заимствования. Их конкретизация на теоретическом и практическом уровне позволяет типологизировать педагогическое наследие классика относительно поисков и разработки национальной идеи воспитания, разработки национально ориентированного содержания образования и теоретического обоснования мировоззрения субъекта педагогического процесса.
2. «Педагогическая антропология», понятая в контексте мировоззренческой парадигмы К.Д. Ушинского, предстает как теоретическая работа, способная оказывать влияние на становление мировоззрения учителя. Методологическая позиция Ушинского как автора этой работы может быть охарактеризована как позиция русского религиозного философа, проектирующего научный, религиозный и профессиональный аспекты мировоззрения учителя.
3. Реконструкция замысла «Педагогической антропологии» в контексте мировоззренческой парадигмы ее автора позволяет утверждать, что основная смысловая нагрузка этой работы приходится на незаконченный третий том, в котором выделенные Ушинским физиологический и психологический (душевный) аспекты природы человека иерархически подчинены духовному аспекту. Это обстоятельство позволяет адекватно понять религиозно-мировоззренческую позицию педагога, видевшего в школе «преддверие церкви» и связывавшего с православием возможность эволюции «русской цивилизации». Основанием работы выступает христианско-антропологический концепт человека, соотнесенный с этапами становления его мировоззрения.
4. Авторский замысел структуры «Педагогической антропологии» соответствует логике самоосознания духа. Здесь физиологическая часть предстает как этап самоопределения, психологическая (душевная) - как этап самопознания и духовная часть - как этап самосознания духа. Полагая «читающего» в качестве критерия истинности, обращаясь и апеллируя к опыту субъекта, Ушинский последовательно «ведет» читающего по предметному полю описываемых психических феноменов, стимулируя тем самым процесс самоосознания у субъекта. Это дает основание утверждать, что «Педагогическая антропология» это прежде всего мировоззренческая работа.
5. «Педагогическая антропология», рассмотренная в методологическом поле антропологического знания, характеризуется как работа, выполненная в русле философской методологии с уклоном в культурно-историческую традицию в научном познании, с предпочтением парадигм духовной области антропологического знания, и понимается К.Д. Ушинским как «общая педагогика», мировоззренческие основания педагогического искусства.
Структура диссертации обусловлена логикой исследования предмета и состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.