Цена доставки диссертации от 500 рублей 

Поиск:

Каталог / ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Соотношение знаковой структуры и функций терминологических и квази-терминологических языковых единиц : на материале английской экономической и бизнес-терминологии

Диссертация

Автор: Александрова, Галина Николаевна

Заглавие: Соотношение знаковой структуры и функций терминологических и квази-терминологических языковых единиц : на материале английской экономической и бизнес-терминологии

Справка об оригинале: Александрова, Галина Николаевна. Соотношение знаковой структуры и функций терминологических и квази-терминологических языковых единиц : на материале английской экономической и бизнес-терминологии : диссертация ... кандидата филологических наук : 10.00.00 Самара, 2006 206 c. : 61 07-10/533

Физическое описание: 206 стр.

Выходные данные: Самара, 2006






Содержание:

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1 Язык и имя в онтологии Платона
§ 1 Вопрос о «правильности» имен и идеальная структура языка
§ 2 Двойная референция имени и логика естественноисторического опыта
§ 3 Акт именования и общая структура опыта
ГЛАВА 2 Язык и имя в философской теологии Прокла
§ 1 Генетическая структура имени в контексте неоплатонической космологии
§ 2 Типология имен в соответствии с их референцией Сверхидеальный референт «божественного» имени
§ 3 Учение об именах и иерархия методов познания

Введение:
Актуальность исследования. Рассмотрение языка и его важнейшего компонента - языкового знака, исследование отношения между языком, речью и мышлением, с одной стороны, и самим сущим, с другой, находилось в центре внимания античной философской мысли на протяжении почти всей истории ее развития. Уже для старших софистов (Протагор, Продик, Горгий) язык и речь, имя и именование сущего, соотношение логики и грамматики представляли собой важнейшую интеллектуальную проблему. Именно софистическое различение физического и тетического, того, что существует по природе, и того, что устанавливается человеческим законом и соглашением, различение, которое применительно к вопросу о статусе имени положило начало широкой и весьма плодотворной для греческой мысли дискуссии о конвенциональном либо природном происхождении имени и языка в целом, открыло путь к подлинно философской постановке вопроса о языке и имени как языковом знаке.
Для философии Платона, высшей целью которой было движение к чистому мышлению, обосновывающему себя самим собой и мыслящего в качестве своего истинного предмета умопостигаемое бытие, критическое рассмотрение языка и его структурных составляющих представляло собой необходимую и в высшей степени актуальную задачу как в содержательном, так и в методологическом отношении. Основной вопрос платоновского диалога «Кратил», в котором проблема языкового знака впервые становится темой в подлинном смысле философского исследования, в конечном счете может быть сформулирован следующим образом: каков же онтологический статус имени, позволяющий ему как выступать в качестве артикуляции телесно-чувственного опыта, так и служить инструментом оперирующего идеальными сущностями диалектика. Имя для Платона оказывается своего рода связующим звеном, соединяющим эмпирический мир и сверхэмпирический, умопостигаемый космос. В имени присутствует как идеальная природа, вследствие чего структура имен является эквивалентной идеальной структуре сущего, так и природа иного, вследствие чего имя способно обозначать те или иные эмпирические вещи. Как структурный элемент ориентированного на феноменальное сущее языка, имя затрудняет путь к чистому мышлению, к идее; но, с другой стороны, именно благодаря критике неистинного характера артикулируемого в языке опыта мышление впервые оказывается в состоянии целиком и полностью обратиться к своему истинному предмету - к тому, что лежит в основании любого эмпирического сущего, к его умопостигаемой природе, то есть в конечном счете к самому себе. Познание из имен как таковых невозможно, ибо они представляют собой манифестацию опыта иного. Но познание невозможно и без имен, поскольку лишь благодаря преодолению этого опыта мышление достигает умопостигаемого основания эмпирического сущего, а сами имена, несмотря на свою связь с природой иного, используются в диалектическом рассуждении, и как раз этим (то есть присутствием в мышлении иного) объясняется его дискурсивный характер.
Свое дальнейшее развитие платоновский подход к языковому знаку получает в различных неоплатонических учениях и прежде всего в онтологии и космологии Прокла. Для Прокла имя не только способно обозначать сущее (как эмпирическое, так и идеальное), но, кроме того, оно связано и с более высокой онтологической сферой - сферой сверхсущего (божественных чисел - творческих принципов сущего). Такое понимание сущности имени находит свое соответствие и в утверждаемой неоплатонизмом иерархии методов познания: имя, понимаемое как символ, как зримое воплощение божественных и сверхсущих вещей открывает доступ к высшему роду познания, к недискурсивному постижению сверхсущего, к диалогу с трансцендентным, к высшей теологии и теургии.
Таким образом, мы можем констатировать, что в характерном для платонизма подходе к языковому знаку заложены две возможности его интерпретации:
1. Имя, языковой знак понимается как знак сугубо конвенциональный, как знак в котором означающее совершенно произвольно установлено по отношению к означаемому. Это направление интерпретации ведет к пропозиционализму Аристотеля, а затем к становлению языка современной науки, семантика знаков которого определяется не обозначаемым им сущим, а исключительно его структурой.
2. Языковой знак понимается как знак иконический, непосредственно связанный с сущностью именуемого. Семантика такого знака определяется самим именуемым, а потому он оказывается в состоянии открыть доступ к высшим онтологическим сферам. Это направление интерпретации через поздних неоплатоников (Прокл, Дамаский) ведет к Дионисию Ареопагиту и далее к мистическому восточному богословию.
Это позволяет нам рассматривать осуществляющиеся в рамках античного платонизма интерпретации языкового знака в контексте всей античной философии и, шире, в контексте всего историко-философского процесса в целом, что способствует более полному пониманию философии античного платонизма и его роли в истории философии.
Степень разработанности темы. Учение о языке и языковом знаке, сформулированное Платоном в диалоге «Кратил», стало объектом тщательного изучения и истолкования буквально с момента своего возникновения. Среди античных авторов, которые с самых различных, порой прямо противоположных позиций интерпретировали различные аспекты платоновской теории языка и имени, первое место принадлежит, разумеется, Аристотелю, противопоставившему платоновской теории имени как семантически значимого структурного элемента языка теорию высказывания, согласно которой действительной семантикой обладает лишь форма высказывания, а отнюдь не имя как таковое. В острой полемике с платонизмом развивали свои языковые теории и стоики. Однако нельзя не отметить, что корни важнейшего для стоического подхода к языку учения об «обозначаемом» (oripaivopsvov) и «обозначающем» (ormaivov) можно обнаружить уже в платоновском «Кратиле». Свое дальнейшее развитие платоновское учение о языке нашло в трудах неоплатоников, важнейшим из которых и имеющим огромное самостоятельное значение является «Комментарий на „Кратил" Платона» Прокла. В целом следуя заданной Платоном интенции осмысления природы языка и языкового знака, Прокл развивает платоновскую теорию языка и знака в контексте неоплатонической космологии и онтологии, что ведет также и к важным гносеологическим следствиям, к утверждению иерархического первенства недискурсивного, интуитивного познания по отношению к дискурсивной диалектике. Свое завершение античная традиция интерпретации платоновского учения о языке находит в трудах последнего сколарха Академии Дамаския Диадоха, выводящего из утверждаемой общим для всякого платонизма подходом к языку непосредственной связи имени и именуемого апофатический метод познания и описания сущего и умонепостигаемого сверхсущего.
Исследования XX в., в которых затрагиваются развивавшиеся в рамках античного платонизма теории языкового знака, можно условно разделить на три основных категории:
1. Исследования, посвященные собственно платоновской теории языка и знака и прежде всего диалогу «Кратил». Здесь можно выделить работы Г. Арнима, И. Абрамчика, Й. Дерболава, К. Гайзера, Ч. Кана, Р. Робинсона, Й. Рийлаарсдама. В этих работах подробно анализируется структура и содержание диалога «Кратил» с целью реконструкции наиболее существенных моментов учения Платона о языке и прежде всего выяснения собственной позиции Платона в дискуссии о естественном либо конвенциональном происхождении языка и языкового знака. В этой связи необходимо отметить также работу Р. Якобсона «В поисках сущности языка», в которой содержится тонкий анализ основных положений диалога и в частности соотношения произвольных и естественных аспектов имени.
2. Исследования, в которых рассматриваются различные этапы развития и различные школы античного платонизма, а также творчество отдельных мыслителей. В этих работах затрагиваются также и отдельные аспекты платоновской и платонической теории языка и знака. Здесь прежде всего следует отметить наследие А. Ф. Лосева, создавшего к тому же и собственное оригинальное учение об имени, которое также может быть рассмотрено в общеплатоническом контексте. Особое значение имеют работы Лосева посвященные неоплатонизму и прежде всего философии Прокла, в которых он реконструирует неоплатоническое учение об имени как о символе, выражающем смысловую структуру мира.
Из работ, посвященных исследованию философии неоплатонизма следует назвать прежде всего работу Л. Розана «Философия Прокла», главным достоинством которой является отождествление прокловской космологии и теологии, что имеет важное значение и в контексте настоящего диссертационного исследования, и фундаментальный труд В. Байервальтеса «Прокл. Основные черты его метафизики», представляющий собой подробное исследование всех проблем философии Прокла и прежде всего его диалектики.
Кроме того, следует отметить работы А. Армстронга, Э. Доддса, П. П. Блонского, П. Адо, X. Чернисса, Дж. Диллона, К. Альт, Й. Хальтвассена, П. Мерлана, посвященные как рассмотрению отдельных проблем философии платонизма, так и анализу целых направлений античной мысли, опиравшихся на учение Платона (средний платонизм, неопифагореизм, неоплатонизм).
3. Работы, предметом исследования в которых является античная философия языка и знака. Прежде всего здесь следует отметить работы И. М. Тройского, В. В. Каракулакова, К. Барвика, Э. Косериу, Д. Фелинга, Р. Робинса. В этих работах воспроизводится тот философский и мировоззренческий контекст, в котором осуществлялось развитие платонического понимания природы и функций языкового знака.
Особое место в исследовании проблем, составляющих тему настоящей диссертации занимают работы Г.-Г. Гадамера, предложившего ряд феноменологических и герменевтических интерпретаций текстов Платона и других греческих авторов. В своей книге «Истина и метод» Гадамер указывает на то определяющее значение, которое имело платоновское понимание природы имени для позднейшей греческой мысли и, несмотря на утверждаемую в нем связь имени с обозначаемой им вещью, именно в этом понимании он усматривает начало того пути, в конце которого располагается инструментальная теория языка Нового времени и идеал разумной системы знаков.
В диссертации учитываются достижения исследователей античной философской, научной и мировоззренческой мысли, представленные в трудах следующих авторов: С. С. Аверинцева, А. Ф. Асмуса, Т. В. Васильевой, В. А. Гуторова, Вяч. Вс. Иванова, Р. В. Светлова, К. А. Сергеева, Я. А. Слинина, О. М. Фрейденберг и др.
Цели и основные задачи исследования. Общая цель исследования заключается в том, чтобы проследить процесс возникновения и развития сформировавшегося в рамках античного платонизма учения о языковом знаке как, с одной стороны, структурном элементе ориентированного на феноменальный мир, а следовательно, являющегося артикуляцией опыта иного языка, а с другой, инструменте познающего идеальное, тождественное диалектика. Эта цель исследования предполагает решение следующих основных задач:
• раскрытие существа понимания природы, функциональной и эпистемологической значимости языкового знака в античном платонизме;
• анализ платонического учения о взаимоотношении имени, вещи и идеи;
• выяснение обусловленности платонической интерпретацией языкового знака онтологией и космологией платонизма;
• рассмотрение структуры имени как языкового знака в контексте учения Платона об имени и учения Прокла о «божественных именах»;
• экспликация определяющего для платонического понимания природы языкового знака понятия «правильности имени»;
• выяснение методологических следствий для познания сущего, вытекающих из платонического понимания языкового знака как связующего звена между эмпирическим миром и идеальным космосом.
Методология и источники исследования. Методологической основой исследования является принцип соотношения историко-филологического и философского анализа для экспликации историко-философской проблематики. Использовалась методика контекстуального и герменевтического анализа, получившая свою разработку в трудах С. С. Аверинцева, А. В. Михайлова, М. Хайдеггера, Г.- Г. Гадамера, П. Рикёра, а также методы феноменологического анализа и структурной лингвистики. Использовался опыт исследования греческой философии в отечественной и зарубежной философской и филологической литературе. Источниковедческую основу составили научные издания текстов и критические комментарии к ним как на русском, так и на других языках.
Научная новизна работы. Суть научной новизны исследования заключается в обосновании того положения, что исследование вопроса о природе и бытийном статусе языкового знака имеет принципиальное значение как для онтологии, так и для теории и методологии познания античного неоплатонизма. Отсюда основные положения, выносимые автором на защиту:
• исследование природы и выяснение структуры языкового знака являются для Платона и позднейших платоников необходимым этапом на пути к чистому мышлению;
• двойственный онтологический статус имени позволяет ему выступать в качестве связующего звена между различными онтологическими сферами;
• специфика неоплатонического подхода к языку определяется как онтологическими и космологическими установлениями неоплатонизма, так и утверждаемой неоплатонизмом иерархией методов познания;
• решение вопроса о «правильности имен» и о природном либо конвенциональном происхождении имени имеет принципиальное значение для обоснования возможности познания сверхэмпирической (Платон) и сверхидеальной (Прокл) онтологических сфер;
• лишь уяснение того, какое значение для античного платонизма имеет исследование природы имени, возможно действительно полное понимание существа самого платонизма.
Теоретическая и практическая значимость исследования. Материалы диссертации, разработанные в ней методологические подходы и полученные результаты позволяют дополнить понимание генезиса и развития античного платонизма, а также того, какое место в нем занимают теории происхождения и функционирования языкового знака. Содержание диссертационного исследования может быть использовано при чтении лекционных и специальных курсов по истории философии и истории языкознания. Материалы работы могут быть также использованы при ведении семинаров по вышеуказанным дисциплинам.
Апробация работы. Диссертация обсуждалась на кафедре истории философии философского факультета. Основные идеи излагались на V, VI и VII конференциях и
Универсум Платоновской мысли» (Санкт-Петербург, 1997, 1998, 1999 гг.), а также в ряде публикаций.
Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, разделенных на параграфы, заключения и списка используемых источников и литературы по данной тематике на русском и других языках.